Мигранты: эстонцы боятся "медленной смерти", в Европе растет исламофобия

На минувшей неделе всегда покладистая для Брюсселя Эстония вдруг показала зубы Евросоюзу в Пярну прошел митинг против приема беженцев. Согласно квотам Эстония обязана принять 130 человек. Кстати, для сравнения Латвия – 200, Литва – 255. Германия примет 10 тысяч беженцев, а Франция – 7 тысяч.

В Прибалтику едет относительно немного мигрантов. Но лиха беда начало, говорили на митинге. За каждым из беженцев потом тянутся десятки друзей и родственников. И все это дрожжи для криминала: неизбежно вырастет торговля наркотиками, проституция, грабежи. Для новых членов ЕС это как насильственное осчастливливание из Брюсселя: раз вы теперь в Европе, получите и все наши издержки. В Консервативной народной партии Эстонии заявили, что иммигранты – это медленная смерть Эстонии. А газета Eesti Ekspress написала: "В Эстонию прибудут беженцы другого сорта".

В статье приводятся слова представителя Министерства социальных дел, который сравнил беженцев с инвалидами: "У них особые потребности, схожие с потребностями людей с отклонениями. Местные самоуправления Эстонии хотят видеть тех беженцев, которые были бы похожи на наших людей и желательно говорили бы по-русски".

В Средней Азии с XVIII века есть такая пословица: когда придет черный джунгар, рыжий русский тебе покажется братом. Эстония тоже что-то начинает понимать.

Но вообще иммиграция с точки зрения и безопасности, и экономики становится для Европы глобальной угрозой.

В этот четверг МВД Германии объявило, что количество неонацистских нападений на мигрантов в стране выросло в 6 раз за последние 1,5 года. Только за первую половину этого года – 200 нападений на общежития мигрантов. Самая неспокойная – федеральная земля Бранденбург, здесь 2,9 нападения на каждые 100 тысяч жителей, далее идут Берлин, Тюрингия и Мекленбург-Передняя Померания.

Причина, как предполагается, в том, что Германия – самая перенаселенная мигрантами страна Евросоюза. По данным Евростата, доля негерманского населения в стране превысила 7 миллионов человек и составила почти 9 процентов.

Вот пятерка лидеров Европы по числу иммигрантов. В Британии – 5 миллионов небританцев, столько же в Италии неитальянцев. В Испании – тоже около 5 миллионов, но мигранты здесь составляют уже больше 10 процентов населения. Франция с Евростатом не согласна. Даже многие улицы Парижа уже сложились в целые арабские кварталы. Де-факто в стране мигрантов куда больше, чем 4 миллиона.

Настоящее бедствие в Италии: ее острова в Средиземном море осаждают голодающие и безработные из Африки – до 180 тысяч человек в год.

На экстренном саммите ЕС всерьез предлагалось топить суда, нелегально переправляющие мигрантов в Европу. Но как вообще можно остановить 89 многотысячных потоков из Африки и Ближнего Востока? Основные логистические узлы — Бенгази и Триполи, очень знакомые европейцам. Недавно именно эти города были опорой Западу в демократизации Ливии.

Теперь содержание оседающих в Европе мигрантов требуют десятков миллиардов евро. Беженцам предоставляют различные льготы и пособия, подчас ставя их, как правило, безработных, в более комфортное положение, чем собственных граждан, которые добросовестно платят немалые налоги. В результате растет недовольство. Причем из социально-бытового оно все больше, к сожалению, перерастает в открытую исламофобию.

В минувшую среду Норвегия почтила минутой молчания жертв трагедии 4-летней давности, когда внешне законопослушный предприниматель Андерс Брейвик в одиночку расстрелял 77 школьников и студентов в молодежном лагере на острове Утойя.

На суде — взмах руки наподобие нацистского приветствия, но вместо открытой ладони у Брейвика сжатый кулак. В своем манифесте Брейвик мотивирует свою жестокость усталостью от засилья мусульман и бездарной миграционной политики Европы, которую называет Евроарабией.

Норвегия действительно стонет. Это одна из стран, где люди, которые оказываются здесь по мигрантским квотам, никогда не находят себе работу, и их содержание всегда будет бременем для коренных норвежцев. Брейвик не раскаялся. Ему осталось сидеть 17 лет.

В августе 2011-го заполыхал в мигрантских погромах Лондон, горели Бирмингем, Ливерпуль и Манчестер. Спустя два года двое нигерийцев средь бела дня в Лондоне зарезали при помощи мачете стрелка Королевского полка, служившего в Афганистане.

Поднимается волна антиисламских выступлений. Футбольные фанаты оскверняют 10 мечетей. Брожение в мигрантской среде Европы продолжает нарастать, по мере того как за Афганистаном и Ираком следуют вмешательства Запада в дела Ливии и Сирии.

А вольности французской прессы в адрес пророка Мухаммеда уже скоро приводят к новой трагедии. 7 января этого года этнические алжирцы с автоматами Калашникова ворвались в редакцию журнала Charlie Hebdo. Расстреляны 12 человек.

Вывод один: Европа стремительно меняется. Уже минимум десятая часть населения традиционной Европы — Британии, Германии, Испании, Италии и Франции — это уже не совсем Европа. Число мигрантов таково, что с их мнением приходится не только считаться, но и перестраивать работу всего госаппарата, включая образование, здравоохранение, силы правопорядка.

Когда-то римляне построили вал Адриана против набегов варваров. Сегодняшний ЕС никакой вал в Средиземном море не построит. А разворотив всю Северную Африку и половину арабского мира, Европа будет вынуждена признать, что настало время расплачиваться.