Тема:

Теракты во Франции 2 месяца назад

Выжившая сотрудница "Шарли эбдо" рассказала, как террорист велел ей читать Коран


Le Monde

Сотрудница "Шарли эбдо" Сеголен Винсон, которой удалось выжить во время террористической атаки, рассказала о том, как все происходило. На данный момент ее рассказ представляет собой наиболее полный из опубликованных материалов о расстреле журналистов сатирического издания. Его публикует Le Monde.

Винсон рассказала, что 7 января сотрудники еженедельника собрались на первую летучку в новом году. Все поздравляли друг друга с прошедшими праздниками, а также отмечали день рождения одного из дизайнеров. Вокруг крутился живущий в редакции пес – кокер-спаниель по кличке Лила. По словам Винсон, в какой-то момент она пошла на кухню и подумала, что счастлива работать в этой редакции вместе с веселыми и умными людьми.

Когда послышались выстрелы, журналисты не сразу осознали, что происходит. Кто-то принял их за петарды. Охранник офиса попросил всех успокоиться и потянулся за оружием. Послышался грохот, и Винсон поняла, что это не праздничные хлопушки. Она бросилась на пол и поползла под стол. В этот момент в помещение ворвался один из террористов, который сначала крикнул "Аллах акбар!", а затем спросил, где карикатурист Стефан Шарбонье (Шарб).

По словам Винсон, Шарб в тот день все время рисовал. Она назвала его рисунки гениальными, отметив, что они отражали весь ход беседы, которая велась в редакции.

Задав вопрос, террорист открыл огонь. Сотрудница издания отметила, что ее коллеги пытались спрятаться под столами. Боевик стрелял не очередями – он медленно производил выстрел за выстрелом. "Никто не кричал, все были в ступоре, – вспоминает Винсон. – Я поняла, что на самом деле значит фраза "мертвая тишина". Затем она услышала шаги, приближающиеся к ней, и увидела одного из террористов – Саида Куаши. Его голову скрывал черный капюшон, но она увидела его глаза.

Боевик велел ей успокоиться. "Не бойся, я тебя не убью. Ты женщина. Мы не стреляем в женщин", – привела Винсон его слова. Далее террорист произнес: "Но то, что вы делаете, это неправильно. Я избавлю вас от смерти, но вы должны прочесть Коран". По словам Винсон, она могла лишь кивать ему. При этом она не хотела терять визуальный контакт с ним, боялась, что террорист заметит художника-оформителя Жана-Люка, который лежал на полу рядом с ней. Его Куаши не видел.

"Это было очень жестоко с его стороны – просить меня не бояться. Он только что убил всех и направил оружие на меня. Он не имел права говорить, что то, что мы делаем, неправильно", – сказала сотрудница газеты.

Слова Саида о том, что они не убивают женщин, оказались неправдой. В соседней комнате, где орудовал его брат Шериф, впоследствии нашли тело обозревателя "Шарли эбдо" Эльзы Кайат.

Винсон призналась, что после ухода террористов едва сумела собраться с силами. На полу всюду лежали убитые лицом вниз. Женщина подошла к окну и хотела выпрыгнуть, но поняла, что слишком высоко. Она не могла говорить и не имела сил подойти к раненому коллеге, чтобы помочь. Позвонив в экстренную службу, она не могла даже вспомнить адрес редакции и сумела лишь сказать: "Они все мертвы". Ожидание помощи, по ее словам, длилось бесконечно.

Затем Винсон позвал один из коллег, раненый в плечо. "Я не умер", – сказал он. Рядом был другой сотрудник: он получил ранения живота и ног. Сидя в луже крови, он попросил воды. "Он чувствовал, что умирает, и попросил меня говорить с ним", – вспоминает женщина. Затем в комнату зашла еще одна сотрудница, которой удалось спастись. Она бросилась помогать раненым. "Это меня спасло. Я не могла, – сказала Винсон. – Это было слишком". По ее словам, все женщины (кроме Эльзы Кайат) и собака остались живы.

В результате теракта в редакции издания "Шарли эбдо" в Париже погибли 12 человек. Террористы, ворвавшиеся в офис еженедельника, заявили, что "мстят за пророка Мухаммеда", карикатуры на которого не раз публиковались в газете. Между тем, первый после теракта номер издания вышел с такой карикатурой на обложке. Там изображен пророк Мухаммед, который держит табличку "Je suis Charlie" ("Я – Шарли"). Рисунок сопровождается подписью: "Все прощено". Тираж издания с 60 тысяч увеличили сначала до 3, а потом и до 5 миллионов экземпляров. И уже утром 14 января практически весь тираж раскупили.