Равиль Гайнутдин: я ездил в Крым не как политик, а как пастырь

Крымские татары осознают, что для них наступило время новых возможностей. Об этом и о своих впечатлениях от поездки в Крым в интервью телеканалу "Россия 24" рассказал председатель Совета муфтиев России Равиль Гайнутдин.

"Я поехал в Крым не как политик или дипломат, а как духовный пастырь", — говорит Равиль Гайнутдин. По его словам, он хотел пообщаться с братьями по вере и узнать их настроения. Главный вопрос был в том, почему крымские татары не хотят жить в России вместе с 20-миллионной мусульманской общиной. Этот вопрос задавался и духовенству, и простым людям, и политикам. Во всех случаях выяснялось, что крымско-татарское население плохо понимает сложившуюся ситуацию. Им не ясно, как сложится судьба народа при присоединении Крыма к России, так как крымские татары до сих пор остаются депортированным народом, носящим клеймо предателей родины. Они не так давно вернулись и начали устраиваться на Украине, но непонятно, как на это посмотрит Россия. "Моя задача была – услышать все это и передать им слова нашего президента, которые я слышал в зале Кремля. О том, что крымско-татарский народ должен быть реабилитирован, а крымско-татарский язык должен стать одним из государственных языков Крыма, а народ должен получить те же права и свободы, которыми пользуются все россияне", — говорит глава Совета муфтиев.

По словам Гайнутдина, среди крымских татар ощущается влияние радикальных религиозных течений. Когда Крым входил в состав Украины, киевские власти дали разрешение на официальную регистрацию движения "Хизбут тахрир", ряда салафитских организаций и других радикальных организаций. Все эти движения были намерены создать оппозицию официальному муфтияту и дестабилихировать обстановку. Муфтий Эмирали Аблаев, по словам Гайнутдина, вел очень мудрую политику в этой области – боролся с радикалами не силовыми методами, а просвещением.

Среди крымских татар существовали довольно сильные националистические настроения: намерение проводить собственный референдум и требовать собственной автономии для народа. По словам Равиля Гайнутдина, это было связано с упомянутым выше непониманием перспектив. После того, как стало ясно, что ждет крымских татар в России, подобные настроения пошли на спад.