Fitch: любая альтернатива российскому газу – заметно дороже

Одним из аспектов сотрудничества c Украиной может стать решение проблемы ее газовых долгов. Сейчас Киев продолжает потреблять российское топливо бесплатно, а штрафы за недобор, предусмотренные контрактом, майданное правительство признавать отказывается. При этом Яценюк пытается договориться о реверсе газа через Словакию. Но если Украина не собирается платить Москве, то где гарантии, что она будет платить Братиславе?

Небольшой зал в берлинском отеле "Регент". Встреча в узком составе — ведущие немецкие печатные СМИ, плюс телеканал CDF, от американцев New York Times, от России — "Вести". Напротив — Александр Медведев и Райнер Зееле, представляющие концерны "Газпром" и Wintershall AG — начало и конец энергетического пути из России в Европу, посередине которого большие проблемы. Долг Украины за газ в начале мая составит уже три с половиной миллиарда долларов. Обещанные Киеву миллиард двести миллионов от МВФ не спасают. Тем более, что денег-то надо раза в три больше. По технологии транзита весной и летом Украина обязана закачать в подземные хранилища минимум 10 миллиардов кубометров газа, чтобы отдавать их европейцам осенью и зимой, иначе они замерзнут. Оплатить и начать закачивать нужно прямо сейчас. Киев не делает ни того, ни другого.

"Общая сумма денег, которая нужна будет в самое ближайшее время — это 3,5 миллиарда долларов за просроченные и неоплаченные поставки за апрель, — говорит Александр Медведев, заместитель председателя правления "Газпрома", — Им нужно срочно искать эти деньги, порядка пяти миллиардов долларов для закачки газа в подземные хранилища. Поэтому Россия, президент Путин, обратились к лидерам всех европейских стран и Турции с предложением провести срочные консультации на эту тему. Потому что это не наша проблема, это не проблема "Газпрома" и "Нафтогаза", не проблема России и Украины, это европейская проблема".

Пустые хранилища на Украине означают также, что она не выбирает из трубы тех объемов, которые указаны в контракте. А общепринятая практика во взаимоотношениях поставщика и потребителя — бери или плати. За два прошедших года "Нафтогаз" не добрал топлива на 18 с половиной миллиардов долларов. Кто и когда будет отдавать этот долг, если собираемость платежей на Украине в январе составляла 50 процентов, а теперь всего-навсего 10. То, что газ туда еще идет, с точки зрения доктора Райнера Зееле, главы концерна Wintershall — немыслимая щедрость.

"Я выражаю глубокое уважение "Газпрому", — говорит он. — Компания продолжает поставки, чтобы система в Украине могла существовать. Это же бессмысленно, если жители Украины останутся без света и тепла. Я, например, как производитель, вообще не допустил бы образования подобного долга. Вопрос в том, где предел терпения. Каждое предприятие, у которого есть обязательства перед своими акционерами, должно очень осторожно обходиться со своими активами. Иными словами, если бы в Германии клиент не платил, мне сложно представить ситуацию, в которой я бы продолжил поставки".

То есть, с точки зрения немецких партнеров, у "Газпрома" есть все основания требовать предоплаты. Но, помним, что денег у Киева нет. Евросоюз их давать не хочет. Вместо этого, вооружившись политической необходимостью, отбросив экономическую целесообразность, еврокомиссары решают задачу поворота сибирских газовых рек. Прямо сейчас в Братиславе главный в ЕС по энергетике господин Эттингер помогает украинскому коллеге Пруденсу дожать словаков, которые со скрипом согласились обеспечить реверс трех миллиардов кубометров в год. Но не захотели использовать для этого ту же трубу, по которой российский газ идет в Европу. У "Газпрома", и правда, есть основания возражать против такой схемы.

"Назовём это мягко — фокусом, — говорит заместитель председателя правления "Газпрома" Александр Медведев. — Потому что сказать, с одной стороны, что мы весь ваш газ получили, а оставить его по дороге, для этого нужно определенные ухищрения провести, закольцевать систему и гонять один объем газа до того уровня, чтобы показать, что газ получен. Такие операции, при согласии, делаются в Европе, особенно там, где газотранспортная система развита, где появляется возможность для разменов или есть возможность переключать трубу с того или иного режима. В одной трубе нельзя поставлять газ одновременно в одну и другую сторону. Я подчеркиваю – одновременно".

Из шестидесяти миллиардов кубометров в год, которые потребляет Украина, за счет такой хитрой прокрутки, а, по сути, отбора транзитного газа на его, оплаченном, кстати, Россией на годы вперед пути в Европу, планируется покрыть до трети необходимого объема. Точных цифр пока нет. Немецкий концерн РВЭ, который, видимо, будет замещать недополученное европейцами топливо из своих резервов, отказывается вообще что либо комментировать. Хотя для компании, которая и без того уже много лет работает себе в минус, иметь дело с некредитоспособной Украиной — очень странная стратегия бизнеса. Не менее парадоксальна идея фикс, с которой носятся некоторые европейские политики. Например, польский премьер — о снижении энергетической зависимости Европы от России. Источники дешевого газа Дональд Туск нашел на другом конце Земли. "Европейский союз должен иметь доступ к различным источникам энергии, — говорит он. — В том числе и к сжиженному природному газу. Сейчас у нас есть возможность быстро подписать несколько контрактов на поставку с Соединенными Штатами, а спустя некоторое время, и с Австралией".

Из той же серии, что и топливо из Австралии, и разговоры о сланцевом газе, как о лежащей вот прямо тут, под ногами украинцев, поляков и немцев альтернативе. Об этом говорят и американские геологоразведчики и немецкие энергетики.

Американские геологоразведочные компании рискуют слишком многое потерять в России, чтобы злить Кремль, помогая Украине воскресить свой, оказавшийся в тяжелом положении, энергетический сектор... Никто не хочет работать с Украинским сланцевым газом, так как основные его запасы находятся на востоке страны, где обстановка чрезвычайно накалена. Шансов, что США окажут Украине какую-либо существенную помощь, мало. Сейчас риски перевешивают возможные выгоды.

"Давайте не будем занимать самообманом. Европа и ФРГ и в будущем будут нуждаться в импорте энергоносителей. Мы не сможем добиться полной энергетической независимости, как это сделали, к примеру, США. Потенциальные запасы сланцевого газа этого просто не позволяют", — говорит Райнер Зееле.

Тем не менее, евроэнергетик Эттингер не прекращает попыток уговорить Ангелу Меркель снять мораторий на добычу сланцевого газа в Германии. Завтра в Берлине польский премьер Туск, видимо, будет делать то же самое. Хотя для всех в Европе, а для немцев с их экспортоориентированной экономикой особенно, любой пересмотр энергетического партнерства с Россией может иметь катастрофические последствия.

Такой вот прогноз рейтингового агентства Fitch. Оно пришло к заключению, что любая альтернатива российскому газу будет заметно дороже. Это приведет к росту цен на все энергоносители и, по цепочке, к повышению себестоимости экспортной продукции, то есть к снижению ее конкурентоспособности относительно американской.