Восстановлен спектакль Гедрюса Мацкявичюса "Звезда и Смерть Хоакина Мурьеты"

"Звезда и Cмерть Хоакина Мурьеты" — дипломный спектакль выпускников Международного славянского университета, восстановленный по знаменитой постановке Гедрюса Мацкявичюса, которая гремела в 1970-х. Историю Хоакина Мурьеты рассказывают только с помощью пластики тела и танца.

В этот день художественный руководитель театра "Модерн" Светлана Врагова отменила свой вечерний спектакль ради другого – того, что уже 20 лет как сошел со сцены. Театр, в котором родилась постановка, не существует с начала 90-х, а режиссер ушел из жизни четыре года назад.

"Я знаю Гедрюса Мацкявичюса, мы знакомы еще по ГИТИСу. Это был совершенно, невероятно талантливый человек. И красавец, каких свет не видывал! " — говорит она.

Гедрюс Мацкявичюс, казалось, унес с собой секреты своей "пластической драмы", которая в течение двух десятилетий будоражила российскую публику и от которой осталось лишь несколько любительских видеозаписей. И все-таки ученице Мацкявичюса Татьяне Борисовой удалось восстановить один из лучших его спектаклей — "Звезду и смерть Хоакина Мурьеты". В 80-е она была звездой его единственного в Москве театра пантомимы, сейчас — балетмейстер театра "Модерн".

"Гедрюс говорил: "Мне важно, чтобы вы существовали правдиво. То есть, вы не врете ни себе, ни мне, а вот точно абсолютно идете по задаче – и честно. Тогда все получится", — вспоминает Татьяна Борисова.

Знаменитая пьеса Пабло Неруды о чилийском разбойнике, рассказанная без единого слова. Только жестами, телом, музыкой – от Баха до Вилы-Лобоса. Не балет, не привычный театр. Именно "пластическая драма". Новый жанр, созданный Гедрюсом Мацкявичюсом, за что его имя вписано во французскую энциклопедию.

Молодые актеры – студенты Международного славянского института — о Мацкявичюсе, признаются, впервые услышали от своего учителя Татьяны Борисовой. В заглавной роли — Антон Волков, выпускник 2008 года. Говорит, для него, драматического актера, исполнять эти акробатические трюки в схватке со Смертью оказалось даже проще, чем научиться играть молча.

"Когда ты говоришь текст, ты можешь подворовать что-то, спрятаться за интонацию, за текст. А здесь ничего. Это сложно – каждый раз выходить и искренне пытаться это прожить", — говорит он.

Гедрюс Мацкявичюс начинал в родной Литве. В Вильнюсе закончил химфак университета, но карьере ученого предпочел карьеру артиста. Вскоре был признан лучшим мимом Прибалтики. Отказаться от слов в пользу движения было для него решением принципиальным. Он считал, что именно молчание, а не стоны и стенания, сопровождает все истинно значимые моменты жизни. Его театр в Москве начался в середине 70-х с самодеятельной студии пантомимы при Доме Культуры Курчатовского института. Там же проходили и первые спектакли. На один вечер их даже пустили в концертный зал "Россия". Вся московская богема, как рассказывают, тогда выстроилась в очередь, чтобы посмотреть пластическую драму.

Для театра Гедрюса Мацкявичюса, говорят, не было ничего невозможного. Он переводил на язык пантомимы сонеты Шекспира – спектакль назывался "Глазами слышать – высший ум любви". В другой его постановке – "Преодоление" — оживали скульптуры Микеланджело, а в спектакле "Желтый звук" — и вовсе авангардная живопись Василия Кандинского.

К репетициям "Звезды и Смерти Хоакина Мурьеты" Гедрюс Мацкявичюс приступил в 1976-м. Только что Советский Союз обменял секретаря чилийской компартии Луиса Корвалана на диссидента Владимира Буковского. Как же заволновались актеры, когда на полпути к премьере узнали — в ЛЕНКОМе Марк Захаров и Алексей Рыбников репетируют рок-оперу по той же пьесе Пабло Неруды.

О двух постановках вспоминает в своем блоге Павел Брюн – Хоакин в театре Мацкявичюса: "Когда мы подошли к финальной стадии постановки, то чуть ли не на каждом прогоне мы видели и Александра (тогда еще – просто Сашу) Абдулова, и Николая (соответственно – Колю) Караченцова. Но при этом никто из нас, учеников Гедрюса, не ходил в ЛЕНКОМ на репетиции "Хоакина". Почему? "Чужая лыжня всегда прямее". Есть в этой поговорке много правды. Вопреки всем ожиданиям и прогнозам, ни мы у ЛЕНКОМа, ни они у нас зрителей не отбирали. И в ЛЕНКОМе, и у нас пустых мест в зале было не найти".

Сегодня Павел Брюн – известный хореограф, 20 лет проработавший в канадском Cirque du Soleil. Удачно сложилась и карьера второго исполнителя роли Хоакина – Владимира Ананьева, который пришел в Театр пластической драмы в 1978 году. Именно он запечатлен на единственной видеозаписи спектакля.

Спустя 36 лет Владимир Ананьев впервые видит спектакль со стороны. Рассказывает, что уроки Гедрюса Мацкявичюса запомнил на всю жизнь и уже 20 лет следует им в своей работе, в театре под руководством Терезы Дуровой. Результат: мюзикл "Летучий корабль" в его режиссуре в этом году номинирован на четыре "Золотые маски".

"Могу сказать не без гордости: все, кто приходит в театр наш, говорят — да, пластическое воспитание актеров налицо!" — радуется он.

Из курса, говорят, редко получается труппа: после защиты диплома актеры, как правило, разлетаются по разным коллективам. Однако это, надеются создатели постановки, не тот случай. И восстановленный "Хоакин", возможно, войдет в репертуар "Модерна" или другого московского театра. Успех спектаклю заведомо обеспечен: премьера прошла с аншлагом.