Тема:

Боевые действия в Ливии 2 недели назад

Громкое ливийское эхо. Реплика Александра Привалова

Из Ливии, где, как известно, победившие при поддержке Запада – и, стало быть, по определению демократические силы – налаживают после избавления от полковника Каддафи новую светлую жизнь, приходят противоречивые сведения. С одной стороны, нефтедобыча в стране неуклонно растёт: добывается уже почти полтора миллиона баррелей в день – это немногим меньше довоенного уровня. С другой же стороны, умиротворением и даже элементарным порядком пока не очень пахнет.

Так, в конце прошлой недели в Себхе, столице юга страны, повздорили два племени. За три дня боев погибло, по разным данным, от 50 до 70 человек, десятки были ранены. В середине марта десятки людей погибли в подобном же конфликте в провинции Аль-Куфра на юго-востоке страны. Ведущая партия востока страны, где сосредоточены четыре пятых ливийской нефти, Конгресс народа Киренаики, всё громче высказывается за автономию этой самой Киренаики – вплоть до образования самостоятельного государства. Да что там провинции – покоя нет и в столице. Нет сладу с наводнившими Триполи боевиками. Скажем, боевики из Зинтана захватили столичный аэропорт и отказываются возвращать его официальным властям, пока им не будут гарантированы высокие посты в руководстве.

Но беспокойно не только в самой Ливии. Режим Каддафи и при его жизни вызывал множество нареканий, а уж теперь и подавно принято вешать на него всех собак. Но плох был этот режим или хорош – существовал он долго, деньгами распоряжался большими, политику вёл весьма активную, особенно в собственном регионе. В результате каддафиевская Джамахирия стала одним из основных столпов политической конструкции всей Северной и Западной Африки; и теперь, когда этот столп быстро и без рассуждений вышибли, конструкция явно потеряла устойчивость. Недавний военный переворот в Мали, который так встревожил президентов соседних с Мали стран (и почему-то почти никого, кроме них), стал прямым следствием устранения Каддафи.

Странно вспоминать, но ещё в 2008 году USAID относило Мали к числу наиболее стабильных государств. Но без финансовой и политической помощи с северо-востока – от Каддафи – эта стабильность враз куда-то испарилась. По некоторым данным, последние закупки для малийской армии производились прошлым летом, а с тех пор армия была вынуждена перейти "на самообеспечение" – попросту говоря, стала кормиться грабежом населения. К тому же на север страны вернулись туареги, воевавшие за Каддафи; вернулись злые и прекрасно вооружённые. И если ранее малийская армия успешно сдерживала сепаратизм туарегов, то в новых условиях баланс сил резко изменился, и Движение за освобождение Азавада (туарегский аналог курдского сепаратизма) стало один за другим захватывать северомалийские города, включая "жемчужину пустыни", знаменитый Тимбукту. Солдаты правительства гибли, сдавались – иногда просто по отсутствию боеприпасов – и к середине марта потеряли шестую часть личного состава, отдав туарегам треть территории страны. Попытки послать хоть какое-то пополнение в зону боёв проваливались – солдаты обстреляли даже министра обороны, который пытался лично уговорить их выступить против кочевников. В результате всего этого позора, вышедшие из подчинения солдаты национальной армии Мали подняли мятеж, захватили президентский дворец в Бамако, арестовав часть политического руководства. Путчисты заявили, что взяли власть, чтобы покончить с неспособностью режима президента Амаду Тумани Туре "справиться с кризисом на севере страны", то есть, попросту говоря, с туарегами.

Как эта история пойдёт дальше, никто не знает, но маловероятно, что она быстро повернётся к умиротворению. Туареги и так-то сильнее правительственных войск, да к тому же ходят упорные слухи, что за их спиной стоит Франция, которую Китай практически вытеснил из её бывших колоний в Западной Африке, и которая хочет вернуть там свои позиции. Если так, то можно не сомневаться в грядущей дестабилизации всего региона. При таком раскладе север Мали станет центром притяжения для всех туарегских земель: вспыхнет вновь только что подавленное восстание кочевников в Нигере; поднимутся туареги в Алжире, с новой силой пойдёт борьба за отделение от разваливающейся на глазах Ливии части Феззана – а там, как известно, нефть.

Как хотите, но это уже совсем напоминает самые дикие страницы первой колонизации Африки, с одной лишь прибавкой. 100 – 150 лет назад, когда та же Франция в прошлый раз распространяла в тех местах своё влияние, народы Северной и Западной Африки не располагали современным вооружением. А теперь располагают и всё активнее свои арсеналы наращивают. Один только Алжир за последние четыре года закупил оружия на 4,5 миллиарда долларов. Зато новые власти Ливии обещают к концу года превзойти довоенный уровень нефтедобычи. Конечно – этим же окупается всё.