Без документов: поп-расстрига увел от цивилизации полсотни человек

В Пермском крае решают, что делать с сектантами, которые летом поселились в заброшенной деревне Черепаново. Общину возглавляет бывший священник. Он и его единомышленники ждут воскрешения боярина Михаила, родственника царей династии Романовых. И, видимо так и не дождавшись, общину покинули трое взрослых отшельников и шестеро детей. Сейчас в УФМС им помогают восстановить утерянные документы.

"Преподобный Акакий, моли Бога о нас. Святой мученик боярин Михаил, моли Бога о нас", — призывает священник-расстрига Евстратий.

Простые слова раскольника отца Евстратия доводят едва ли не до безумия паству. Это и звучит, и выглядит дико.

Может показаться, что женщина нарочно издает пугающие звуки. Но батюшка утверждает, что вопли – неконтролируемая реакция на его экзорцистские практики.

— Сие называется беснование!

В миру этого человека зовут Вениамин Филиппов, но кто теперь поверит: он давно выкинул паспорт. В заброшенной деревне среди Пермского края у него только ряса, тулуп и иконы. Ну и, конечно, последователи – около 50 человек, бежавших за иеромонахом-раскольником в леса от дьявольских наваждений.

"В основе этих идей лежит боязнь различных государственных документов, электронных карт, ИНН, паспортов нового образца. В основе этих идей также лежит отказ от всего мирского, поскольку они боятся, что любой документ может сделать их служителями антихриста", — поясняет секретарь миссионерского отдела Тульской епархии Алексей Ярасов.

После разговора с бывшими коллегами батюшки-раскольника выясняется, что Евстратий уже 4 года, как выгнан из церкви. Он очень похож на православного монаха, но в РПЦ его называют организатором секты. Целые семьи бродят по пустым деревням за бородатым самозванцем, ждут воскрешения боярина Михаила — дяди первого российского царя из династии Романовых.

Церковь — в одной из заброшенных изб. Иконы там далеко не канонические. Поселение окружено крестами с четырех сторон. Несколько десятков людей живут почти что натуральным хозяйством, к столу ловят рыбу и сами пекут хлеб.

До ближайшей цивилизации можно добраться только на ржавом грузовике, но никто не спешит уходить. Некоторые живут здесь с детьми. И это — самая больная тема: несовершеннолетних просто так отсюда не уведешь. Родственники сектантов вынуждены через суд лишать их родительских прав.

"Света, смотри, еще какая — в брюках! Она здесь в последнее время в юбке ходила юбка до пола и в платке", — вспоминают Суворины.

Одна из дочерей в семье Сувориных сейчас среди последователей Евстратия — вышивает крестиком иконы и отправляет почтой домой. Мать с отцом отсудили у дочери внуков, но даже после лишения родительских прав она в рукописных посланиях она пытается воздействовать на родных.

"Не взял ли Рома паспорт?" — зачитывают в семье рукописное письмо от Светланы. — Ребенку 14 лет, как без паспорта? "Не давите на него, если возьмет, будет у него много горя и болезней".

Идеи раскольника уже несколько раз привлекали внимание МВД, его подозревали в экстремизме, допрашивали, правда, каждый раз отпускали.

Теперь Евстратий уводит паству все дальше от городов, так что, вероятно, скоро информации об этих людях может лишиться не только полиция, но и родные.