Банде скинхедов вынесен приговор

В первых рядах - ближайшие друзья и родственники подсудимых. Многие закрывают лица руками: не хотят, чтобы их узнали. Но, пожалуй, подавляющее большинство участников этого процесса - адвокаты. Всего около 40 человек.
Всего в деле банды Молоткова - более 50 эпизодов, 27 убийств, в том числе на национальной почве. Они выслеживали свои жертвы возле железнодорожных станций и станций метро, в основном, выходцев из Средней Азии и с Кавказа. И безжалостно их убивали.
Заодно грабили и своих соотечественников. Когда бывало туго с деньгами, они забывали о националистических убеждениях. А потом они решили взорвать Загорскую электростанцию, но не успели.
К тому времени оперативники уже вскрыли всю их разветвленную сеть, состоящую из трёх ячеек национал-социалистической организации.
В первых рядах - ближайшие друзья и родственники подсудимых. Многие закрывают лица руками: не хотят, чтобы их узнали. Но, пожалуй, подавляющее большинство участников этого процесса - адвокаты. Всего около 40 человек.
Всего в деле банды Молоткова - более 50 эпизодов, 27 убийств, в том числе на национальной почве. Они выслеживали свои жертвы возле железнодорожных станций и станций метро, в основном, выходцев из Средней Азии и с Кавказа. И безжалостно их убивали.
Заодно грабили и своих соотечественников. Когда бывало туго с деньгами, они забывали о националистических убеждениях. А потом они решили взорвать Загорскую электростанцию, но не успели.
К тому времени оперативники уже вскрыли всю их разветвленную сеть, состоящую из трёх ячеек национал-социалистической организации.

Московский окружной военный суд вынес приговор банде скинхедов. Главарь группировки Лев Молотков и четверо его подельников получили максимальное наказание – пожизненное заключение, остальные восемь человек приговорены к различным срокам тюремного заключения. На счету преступников 27 жизней и попытка совершения теракта.

Мосгорсуд давно не видел таких мер безопасности. Все здание оцеплено по периметру полицией, на ближайших улицах запрещено парковаться, на входе ведется тщательный досмотр. Возможно, у следствия было достаточно оснований считать, что подсудимым что-то может угрожать, но, скорее, как бы не пришлось защищать от них самих остальных участников процесса.

Они приветствуют друг друга рукопожатиями, хотя в наручниках из-за спины делать это совсем неудобно. Кто-то входит в зал заседания в маске, стесняется, прячет лицо. Но большинство нацистов за время, проведенное в следственном изоляторе, похоже, только укрепились в своих убеждениях, с ненавистью смотрят из-за стеклянной клетки на представителей обвинения и на журналистов. А подсудимый Владислав Таманшев и вовсе вскидывает руки в нацистском приветствии и обещает убить не понравившихся ему репортёров.

В первых рядах – ближайшие друзья и родственники подсудимых. Многие закрывают лица руками: не хотят, чтобы их узнали. Но, пожалуй, подавляющее большинство участников этого процесса – адвокаты. Всего около 40 человек. Но вряд ли они смогут уже избавить своих клиентов от наказания. Слишком сильны доказательства, которые собрали следователи. Максимум, на что рассчитывает защита, изменить пожизненное заключение и максимально скостить сроки за особо важные преступления.

Всего в деле банды Молоткова – более 50 эпизодов, 27 убийств, в том числе на национальной почве. Они выслеживали свои жертвы возле железнодорожных станций и станций метро, в основном, выходцев из Средней Азии и с Кавказа, и безжалостно их убивали. Заодно грабили и своих соотечественников. Когда бывало туго с деньгами, они забывали о националистических убеждениях. А потом они решили взорвать Загорскую электростанцию, но не успели. К тому времени оперативники уже вскрыли всю их разветвленную сеть, состоящую из трёх ячеек национал-социалистической организации.

Несогласие с обвинением в террористическом заговоре – то, что объединяет всех адвокатов. Защитник подсудимого Никифоренко вообще считает, что ее клиент, хоть и был националистом, но занимался совершенно безобидными вещами: всего лишь общался с единомышленниками через Интернет. "Те доказательства, на которые ссылается обвинение, совершенно не убедительны. Это только слова задержанных, находящихся в шоковом состоянии молодых людей в возрасте 18 лет", – апеллирует к суду адвокат Мария Малаховская.

Прокурор просил для шестерых подсудимых пожизненного заключения, для других шестерых – заключения на сроки от 10 до 25 лет. Но родственники тех, кто погиб от рук нацистов, считают, что это слишком мягкое наказание. "С ноября по февраль убивали по одному человеку 1-2 раза в неделю, то есть, независимо от того, обмануты они или заблудшие, это злостные убийцы, которые уже никогда в жизни не вернуться ни к чему нормальному. Независимо, есть у них руководитель или нет, эти люди должны быть изолированы моментально. Потому что у тех, кто убивает из-за развлечения, всегда кто-нибудь найдётся, кто их на это дело сподвигнет. Это как зараза, её нужно из общества убирать", – говорит потерпевший Александр Колодкин.

В понедельник коллегия судей все-таки успела дочитать материалы по всем эпизодам этого дела. Правда, пришлось сделать два перерыва и продлить заседание на два часа. Приговор почти полностью повторяет обвинительное заключение, из шести пожизненных сроков утвердив пять. Только подсудимый Свиридов, который сотрудничал со следствием, получил восемь лет условно с отсрочкой приговора на пять лет. Скорее всего, теперь ему придется менять фамилию и место жительства.