Гордость императрицы попала в руки реставраторов

Царскосельская легенда, повествующая о первой реакции Екатерины на работу фонтанирующего идеями Камерона, гласит, что императрица воскликнула: "Красиво, но как дорого стоит". Каждая деталь интерьера прорабатывалась архитектором в десятках эскизов.
Комплекс Холодных бань, повторяющий архитектуру римских терм и знаменитые агатовые комнаты. Екатерина хотела, чтобы вся Европа заговорила о её резиденции. И Камерон справился с этой задачей.
Сейчас стены из яшмы похожи на тело пациента, подвергаемого болезненной, но необходимой процедуре. 2010 год - юбилейный для "Царского села" - может стать переломным для комплекса Холодных бань и Агатовых комнат.
Царскосельская легенда, повествующая о первой реакции Екатерины на работу фонтанирующего идеями Камерона, гласит, что императрица воскликнула: "Красиво, но как дорого стоит". Каждая деталь интерьера прорабатывалась архитектором в десятках эскизов.
Комплекс Холодных бань, повторяющий архитектуру римских терм и знаменитые агатовые комнаты. Екатерина хотела, чтобы вся Европа заговорила о её резиденции. И Камерон справился с этой задачей.
Сейчас стены из яшмы похожи на тело пациента, подвергаемого болезненной, но необходимой процедуре. 2010 год - юбилейный для "Царского села" - может стать переломным для комплекса Холодных бань и Агатовых комнат.

В знаменитых интерьерах корпуса Холодной бани в Царском Селе начали работать реставраторы.

"Терем Олимпу равный, где камни горели как тучи звёзд". В таких пафосных определениях Гавриил Державин стремившийся восславить заказчицу этого сооружения описывал царскосельское чудо шотландца Камерона. Комплекс Холодных бань, повторяющий архитектуру римских терм и знаменитые агатовые комнаты. Екатерина хотела, чтобы вся Европа заговорила о её резиденции. И Камерон справился с этой задачей.

"Это совершенно беспрецедентная работа. И ничего даже похожего в мире не существует. Да, конечно, облицовывали камнем стены, интерьеры дворцов, но это были мармора. Мармора – это, конечно, тоже сложно, но, тем не менее, не до такой степени сложности, как наш российский природный камень", – поясняет уникальную составляющую постройки и реставрации дворца директор Царскосельской янтарной мастерской Борис Игдалов.

Комнаты, облицованные природным камнем, носят название агатовых, но в этом есть одна неточность. Во времена, когда отечественная минералогия переживала период становления, мясным агатом называли яшму, добывавшуюся на Уразовском месторождении в Башкирии. Красный камень с белыми прожилками впервые использовался для оформления интерьеров.

"Идея отделать интерьеры природными уральскими яшмами существовала ещё у Елизаветы Петровны. Яшма в России добывалась ещё в XVI веке, но поскольку это труднейший для обработки материал – яшма вторая по твёрдости после алмаза, – то из неё могли делать только какие-то маленькие поделочки", – рассказывает старший научный сотрудник ГМЗ "Царское село" Ирина Степаненко.

Царскосельская легенда, повествующая о первой реакции Екатерины на работу фонтанирующего идеями шотландца, гласит, что императрица воскликнула: "Красиво, но как дорого стоит". Каждая деталь интерьера прорабатывалась архитектором в десятках эскизов.

"Всё разное. Вот это уразовская яшма в середине, вот она. Вот это – кушкульдинская яшма, очень характерная – красно-зелёная полоса. Вот – калканская яшма. В данном случае мы видим три вида яшмы", – наглядно на дверной створке демонстрирует Борис Игдалов различие используемых материалов.

Во время войны в Холодных банях располагался немецкий офицерский клуб и конюшня, находящийся рядом Большой дворец дважды горел, но корпус Камерона как будто спрятался под огромным колпаком. Сегодня здесь говорят исключительно о научной реставрации, никакого новодела и воссоздания.

Первый этап – антиаварийный, лепнина над сводами Агатового кабинета за 220 лет золотилась четырьмя разными способами.

"Каждый новый объект, каждый новый сантиметр нам готовит какой-нибудь сюрприз потому, что здесь тоже не один исполнитель был. Процесс обучения у реставратора – бесконечен, до последнего дня будешь учиться", – признаётся художник-реставратор высшей категории Наталья Фомичёва.

Одна из главных загадок комнат – состав мастики, удерживавшей в течение двух столетий каменную облицовку, решалась специалистами комитета по охране памятников. Сейчас стены из яшмы похожи на тело пациента, подвергаемого болезненной, но необходимой процедуре.

"Вот здесь всё помечено белыми точками: это – где пустоты. Я обстучал, пометил. Обошли всё, а потом начинаем шприцевать раствором, в который входят ацетон, спирт, скипидар, воск, мастикс", – выдаёт секреты реставратора художник-реставратор по камню Александр Соловьёв.

Характер и объём утрат предполагает замену части пластин из полудрагоценных камней. 10 лет назад около тонны материала для Агатовых комнат было закуплено по инициативе бывшего директора заповедника Ивана Саутова.

2010 год – юбилейный для "Царского села" – может стать переломным для комплекса Холодных бань и Агатовых комнат. Крупная российская компания заинтересовалась судьбой этого шедевра. Детали переговоров держатся в секрете, но есть шанс, что начавшийся реставрационный процесс будет продолжен, и приведёт к возрождению ещё одной царскосельской легенды.