Тема:

Смертная казнь: за и против 11 лет назад

Казнить нельзя помиловать: в России решается вопрос о смертной казни

Конституционный суд 9 ноября рассмотрит вопрос о возможности применения в России с будущего года смертной казни

Сегодня Конституционный суд должен дать ответ: возможно ли применение смертной казни с 1 января будущего года. Дело в том, что менее чем через 2 месяца во всех субъектах Российской Федерации будет введен институт суда присяжных, и мораторий на смертную казнь должен быть снят. Подробности - в материале корреспондента радио "Вести ФМ" Сергея Ткачука.

Последний раз смертный приговор в России был приведен в исполнение в сентябре 1996 - в московской Бутырке. Затем Борис Ельцин подписал указ "О поэтапном сокращении применения смертной казни''.

2 февраля 1999 года Конституционный суд ввел мораторий на смертную казнь. Дело в том, что по Конституции только суд присяжных вправе решать, виновен человек, которому грозит "высшая мера", или нет.

До сих пор единственным регионом, в котором нет суда присяжных, остается Чеченская Республика. Но и там планируется ввести этот институт в действие с 1 января. Таким образом, каждый обвиняемый в особо тяжком преступлении, за которое предусмотрена смертная казнь, получит право на рассмотрение своего дела присяжными. Отсутствие этой возможности ранее и было главной причиной объявления моратория.

Чтобы избежать правовой коллизии в конце октября, Верховный суд попросил суд конституционный разъяснить - возможно ли с нового года применение смертной казни.

Высшая судебная инстанция приняла к исполнению запрос в рекордно короткие сроки. А в обществе эта новость вызвала бурную полемику. Опрошенные юристы, общественные и государственные деятели придерживаются разных мнений.

Адвокат, член Общественной палаты Анатолий Кучерена считает нашу судебную систему далеко несовершенной. По его мнению, прежде чем говорить о фактическом возвращении смертной казни, надо повысить качество работы судов и предварительного следствия.

"Есть высокая вероятность, что на скамье подсудимых может оказаться человек, который не причастен к тяжкому преступлению, и который может быть подвергнут смертной казни. Но есть еще и морально-этический вопрос. Представьте себе на секунду, что нам надо будет возрождать институт палачей. И это тоже важный вопрос сегодня. Мне кажется, что акценты надо сделать на другом. Надо всем миром навалиться на то, чтобы качество работы наших органов предварительного расследования, судов было на высоком уровне", - поясняет Кучерена.

Председатель Комитета по конституционному законодательству Владимир Плигин разделяет эту точку зрения. И напоминает, что Россия является еще и членом Совета Европы.

"Вопрос неоднозначный. 90% общества в целом ряде случаев поддерживало бы смертную казнь в отношении определенных эпизодов. Особенно преступления против детей. Но мы также понимаем, что являемся частью европейского пространства. Нами подписан протокол №6 к Европейской конвенции о защите прав и свобод. И поэтому надо уйти от всех эмоций и сказать, что в мире и у нас было несколько случаев в нашей недавней истории, когда смертная казнь была применена к лицам, которые не имели отношения к делам", - говорит Плигин.

Несмотря на это, зам председателя Госдумы Любовь Слиска считает, что "высшая мера" должна быть не только прописана в законе, но и действовать. По ее мнению, за время действия моратория количество тяжких преступлений значительно возросло.

"Почему они отняли жизнь, а мы боимся судебных ошибок. Я всегда говорила - посчитайте, сколько за последние 50 лет было судебных ошибок, и в какой пропорции эти судебные ошибки к невинно убитым жертвам и убитым горем людям, которые потеряли своих близких. Думаю, что не такими глупыми были предыдущие цари и руководители, которые сначала отказывались от смертной казни, а потом ее все-таки вводили", - поясняет Слиска.

За последние годы исключительную меру наказания назначили лишь в 2006 году, когда судили единственного выжившего участника захвата заложников в Беслане Нурпаши Кулаева. Правда, потом смертную казнь заменили пожизненным заключением. Но тот процесс вызвал в обществе новые разговоры об отмене моратория.

По мнению первого зампреда Комитета Госдумы по безопасности Михаила Гришанкова, данный вопрос отнюдь не юридический. Это вопрос общественного согласия.

"Вопрос даже не в протоколе, а вообще в позиции РФ по данной теме. Много дискуссий идет. Достаточно большая часть наших сограждан говорят о том, что нужно применять смертную казнь. Есть правоведы, которые говорят, что смертная казнь не лишает проблемы преступности. Этот вопрос является предметом общественного согласия и политического решения'', - говорит Гришанков.

Де-юре смертная казнь осталась в пяти статьях Уголовного кодекса. Применять ли ее в действие - должен решить Конституционный суд. Впрочем, считают эксперты, моментального ответа от высшей инстанции ждать не стоит. На подготовку официального документа уйдет определенное время.