"Майор Вихрь" готовится встретить День Победы

До недавнего времени имя этого человека было известно лишь в узком кругу людей. Хотя за свою долгую жизнь Алексей Ботян, прототип главного героя фильма "Майор Вихрь", сделал для своей Родины столько, что с лихвой хватило бы не на один десяток легендарных биографий. В преддверии Дня Победы телеканал "Россия 24" продолжает серию репортажей о героях Великой Отечественной войны.

Трудно поверить, но Алексею Ботяну – 93. Спину держит ровно, и переживает, играя в шахматы, не куда пойти конём, а хорошо ли галстук завязан. За игру волнуются напарники – ветеран не любит проигрывать.

"Велосипед достал, на дачу поеду. Поддерживаю себя физически, чтобы с палкой не ходить", – поясняет ветеран Великой Отечественной войны, советский разведчик и Герой России Алексей Ботян.

Таких и берут в разведку. Таких снимают в кино. Ровесник революции, он родился на территории Польши. В 1939-м ушёл на фронт, зенитчиком в польской армии. Сбил три фашистских "Юнкерса", защищая небо над Варшавой. Потом – советский плен, откуда ловко бежал. Учитель начальных классов на оккупированной территории, потом школа НКВД, оборона Москвы, партизанство в лесах Украины и Белоруссии, десятки пущенных под откос немецких составов.

Заученную биографию Алексею Николаевичу приходилось повторять потом десятки раз. Был ли он Лехом или Дворжаком, чехом, немцем или поляком, всё – под грифом "секретно". Как он спасал Краков, на камеры он смог рассказать только в свои 90. Долго об этом не знала даже жена.

Юлиан Семенов, когда в 1960-е писал "Майора Вихря", имел в виду совсем другого разведчика. Архивы КГБ были закрыты. Никто и не подозревал, что у героя знаменитого сериала был и другой прототип – Алексей Ботян.

Самую главную операцию Ботян провел в январе 1945-го – помешал нацистам взорвать Краков.

Правда, знаменитых по фильму режиссёра Евгения Ташкова допросов и побега с краковского рынка не было к фашистам попал другой прототип, ГРУшник Евгений Березняк. Как не было в жизни Ботяна и другой сцены: по сценарию, немцы опоясали взрывчаткой весь Краков, и майор Вихрь ценой своей жизни перерезает кабель.

На самом деле, боеприпасы немцы складировали в Ягеллонском замке, чтобы потом подорвать Рожновскую плотину и мосты через Дунаец. Ботян завербовал поляка-полицая, он и пронёс на склад мину, спрятанную в подошвы сапог. 18 января 1945 года резиденция королей взлетела в воздух, Краков спасён, путь в город для армии Конева был открыт.

"Не было ощущения, что я спасаю Краков, вношу весомый вклад в победу нашей армии. Было ощущение: только чтобы поскорее кончилась война", – признаётся Алексей Ботян.

К награде его представляли и за операцию в польском городе Илжа. Поляки попросили освободить своих подпольщиков, которых фашисты держали в местной тюрьме. За эту операцию имя ботяновской группы высекли на обелиске.

"Под Краковом меня знали, как никого другого. Алёша, советский партизан. Алёша, говорили, один из самых выдающихся советских", – улыбается ветеран.

Что было после войны – до сих пор государственная тайна. Известен лишь один эпизод, как Ботян чуть не стал бывшим разведчиком. После смерти Сталина верхушка НКВД оказалась в лагерях, Алексей Ботян – на улице. Помогли языки.

"Знал чешский, польский, немецкий. Когда в 1955-м открыли ресторан "Прага", я там стал старшим администратором на полгода. Потом меня вернули, в разведке – это вам не обслуживать кого-нибудь!" – вспоминает ветеран разведки.

Он до сих пор удивляется, как ему везло. Прошёл всю войну без единой царапины. Всегда в форме, Алексей Николаевич и после этой встречи поедет домой в Чертаново на метро. Потому, что ходить пешком привык. А потом пойдёт на волейбол – в свою группу "70+". Но уже не играть, удар не тот, а просто поболеть.