Чубайс: нужно подтолкнуть бизнес в правильном для страны направлении

Гость "Вестей в субботу", генеральный директор "Роснано" Анатолий Чубайс, в четверг выступал основным докладчиком на встрече президента России Дмитрия Медведева с частным бизнесом. Они говорили об инновациях, то есть о том, как не просто обновить российскую экономику, а как сделать ее принципиально новой.

- Анатолий Борисович, Вы частый гость нашей программы. У наших зрителей есть возможность следить за тем, как развивается ваша мысль. Но я, признаться, после совещания в Томске нахожусь в некоторой растерянности, потому что, послушав то, что вы там сказали, я теперь не понимаю, это говорил Чубайс-приватизатор или Чубайс-государственник. Все-таки частному бизнесу или государству те самые инновации развивать, на ваш взгляд, в первую очередь?

- Ну, во-первых, я категорически против противопоставления приватизатора и государственника. Я и тогда считал, а сейчас убежден, что приватизация - это важнейшая задача государства.

- Мы сейчас не об этом.

- Кстати говоря, ситуация возвращается снова, но сейчас не об этом. Суть в том, что предлагается довольно, в общем, простая процедура. Президент, открывая заседание, сказал, что частный бизнес на ковер не вызовешь, но вовлечь в эту работу - правильно.

- Ну, тем более после того, как государство так помогло частному бизнесу в течение последних лет.

- Это звучало. Да, это правда. И, тем не менее, знаете, а вот если вызвать частного предпринимателя и сказать: "Ты вот внедряй инновации, и доложи мне через месяц, что ты внедрил" - не сработает. Именно поэтому предложена более такая тонкая конструкция, тем не менее, мне представляется работоспособная. Суть проста - государство говорит бизнесу: "Вот тип инновационных проектов, которые государство хочет поддерживать" - это первый шаг.

- Которые государству нужны для развития?

- Нет, государство не знает, какие нужны. Это кстати, важный момент. Я не очень верю в то, что государство способно сами проекты задать. Другое дело, что государство говорит: "У меня пять приоритетных направлений, вот, пожалуйста, дорогие друзья-бизнесмены, в рамках этих направлений предложите что-то внятное, мирового класса".

- Ну, те самые медведевские направления?

- Совершенно верно.

- Космос, связь, атомная энергетика…

- Энергоэффективность - да, так и есть. Дальше бизнесу протягивается рука. Дается, по-моему, месяца два, мы договорились, времени на то, чтобы в рамках этих требований положить на стол конкретные проекты. После чего государство, анализируя каждый проект в очень таком штучном режиме, по каждому из проектов говорит: "Вот, здесь вот, во-первых, это вот осмыслено, а это, наверное, пока не осмыслено". Потому что осмысленно государство готово поддержать разными методами, начиная там… ну, наверное, финансы где-то потребуются. А в ряде случаев и не нужны финансовые средства. А нужен целый набор нормативных решений, касающихся законодательства, нормативной сферы. Выработав по каждому проекту набор мер поддержки, государство их принимает, утверждает. Учитывается и позиция бизнеса, его особенность, ну, и интересы государства. Мне кажется, что вот такой симбиоз, баланс правильный.

- Ну, это такой философский подход. А вот из числа тех самых проектов, которые появляются сейчас на поверхности, вам что-нибудь симпатично, конкретно?

- Решение принимаю не я. Решение будет принимать президентская комиссия. Точнее, рабочая группа Дворковича будет выносить это на заседание.

- Там будет не один и не два бизнес-плана. На что бы вы обратили особое внимание?

- Мне кажется, что есть вещи точно интересные. Ну, например, Фридман докладывал вчера о проекте, по переводу по сути дела всей системы розничной торговли в стране на другой технологический уклад. В магазине исчезнет касса. Она просто исчезает. Вы приходите в магазин, берете то, что вы хотите взять и уходите. При этом автоматически с помощью так называемых RFID- карт, карточек радиочастотной идентификации осуществляется фиксация того, что взято, и расчет с вами ну, либо безналичный, либо если вы хотите заплатить тут же - пожалуйста.

- Коммунизм на капиталистической основе?

- Да-да, примерно такая картинка. Но главное не в этом, а главное в том, что под этим внешним эффектом просто другое качество управления бизнесом, когда вы бесконтактным способом в компьютере видите все движение всех материальных потоков в магазине от момента приезда фуры с контейнерами до момента вынесенного, купленного из магазина продукта. Косвенный эффект и контроль сроков годности, контроль конкретных продаж, ну, это другое качество управления бизнесом. Этот проект мне очень нравится. Я считаю, что он очень перспективный, над ним сейчас бьются крупнейшие мировые сетевые компании Wal-Mart и ряд других, но пока еще никто не сделал. Мы хотели бы вместе поработать над этим.

- Вы все это очень интересно рассказываете, и вот для журнала, скажем, "Техника молодежи" - это вообще совершенно безупречный контент. Но до этого ли России, где в последние пятнадцать лет по сути дела машиностроение ну не испарилось, но в значительной степени деградировало. Потянем ли мы такие вещи?

- Ну, то, что вы сказали - распространенный взгляд. Я бы даже сказал - преобладающий. Я с ним не согласен. Для меня ответ на вопрос, можно или нельзя, реально или нереально, серьезно или несерьезно, он в значительной степени произрастает из практики. Когда мы сегодня в городе Новочебоксарске под Чебоксарами строим вместе с одним из крупнейших предпринимателей России завод по производству солнечных батарей по тонкопленочной технологии, одной из самых эффективных, я понимаю, что это реальность. Это абсолютная реальность. Когда мы с другим коллегой из того же набора людей, которые были у президента на комиссии, строим завод по производству светодиодов, для меня это абсолютная реальность, передо мной лежит план-график по месяцам, который собственно, выполняется. Я знаю, что эти заводы появятся. Я знаю, что в марте этого года мы пустим на НПО "Сатурн" - в Рыбинске завод, который будет производить сверхпрочный инструмент с наноструктурированным покрытием, который радикально сокращает количество перезаточек. Я вижу эти реальные проекты, которые сейчас на выходе. В этом смысле я для себя ответ дал: "Да, можно". Хотя я знаю, что абсолютное большинство слушателей или зрителей сейчас скептически ухмыльнутся, скажут: "Да, рассосется". Посмотрим.

- Думаю, что не одного меня посетила мысль: ну, хорошо, сейчас, значит, они опять выбьют себе государственное финансирование, налоговые льготы - а это, кстати, обсуждалось, - и деньги уйдут в песок. Где гарантия того, что крупный, малый и вообще, бизнес, действительно поведет себя в данном вопросе по-государственному?

- Ну, начнем с того, что то финансирование, которое, возможно, выбьют, а я надеюсь, что оно действительно будет, в соответствии с принципами, которые предложены и одобрены, на комиссии, оно будет по принципу 50 на 50. Это означает, что если бизнес что-то получил, он и сам тоже вложил. И вложил столько же.

- Паритетное финансирование первая страховка?

- Ну, конечно.

- А что еще?

- Ну, еще одна страховка состоит в том, что значительная часть нашего крупного бизнеса при всех сложностях нашей экономики, тем не менее работает в конкурентном пространстве. И если сегодня спецстали мы не освоим, то это означает, что на этом рынке нас просто вытеснят. Ну, может быть, в России, как-то защитимся, оградимся, но на мировом рынке нас просто не будет. Если мы сегодня не научимся производить светодиоды для замещения ламп накаливания или даже компактных люминесцентных ламп, это означает, что на наш рынок придут зарубежные производители. Ты потеряешь этот рынок. Ты его просто не получишь. А это уже такая, знаете, базовая черта любого российского и нероссийского бизнесмена. И в этом смысле, ну, конечно, их интерес там есть. Правильно его структурировать и помочь им не против их интереса, а в соответствии с их интересом, ну, подтолкнуть их в правильном для страны направлении, вот, собственно, суть того, что и было решено на президентской комиссии.

- Спасибо, Анатолий Борисович.