На суровом берегу Аракса

Из-за "Вестей в субботу" объявляли тревогу в турецкой армии. Будет ли открыта турецко-армянская граница, к каким последствиям это приведет? Наши журналисты поговорили об этом с президентом Армении Сержем Саргсяном, а также с командиром пограничников.

Солидные ворота – только первое препятствие на пути к границе Турции и Армении. "Товарищ полковник, на участке государственной границы без происшествий. Признаки нарушения не обнаружены", – идет доклад.

На подходе к воротам полковник объясняет, что это последний отрезок внешней границы СНГ, где все еще стоят российские пограничники.

- Это первые метры Советской земли?
- Да. Отсюда начинался Советский Союз, – отвечает Александр Тирон, командир Армавирского погранотряда имени Микояна.

Служат здесь граждане России и Армении, но в подчинении эта застава у ФСБ России. Идем к одной из немногих "смычек" двух миров – мосту через реку Аракс. На появление нашей съемочной группы нервно реагируют турецкие военные на той стороне. Рассказываю об этом случае президенту Армении Сержу Саргсяну.

- Должен сказать, что появление нашей съемочной группы вызвало большой переполох.
- Видимо, они подумали, что вы приехали на рекогносцировку, – смеется Серж Саргсян.
- Или открывать границу.

Волею судьбы именно в этом году Армения и Турция попали в одну группу в отборочном турнире чемпионата мира по футболу. По такому случаю в Ереван впервые приехало турецкое руководство. Итог такой "футбольной дипломатии": несколько недель назад Армения и Турция заявили о желании установить дипотношения и открыть границу.

- Если граница будет открыта, то здесь и пойдет транспортный поток?
- Если будет принято политическое решение, – отвечает командир погранотряда.

Посмотрим на карту: дальше дорога идет вглубь Турции и к Черному морю. Например, к Трабзону, откуда идет паром до российского Сочи. А это означает, что Армения получает альтернативную связь со своей главной союзницей – Россией. Ведь через Азербайджан до России не доедешь: там не граница, а линия фронта. А ехать в Россию через Грузию после прошлого августа себе дороже. Вот армяне и предлагают туркам воспользоваться моментом и открыть границу уже к 14 октября, когда сборная Армении по футболу поедет в Турцию на ответный матч.

"Мы изначально договорились, что начинаем переговорный процесс и двигаемся вперед без каких-либо предусловий", – отмечает Серж Саргсян.

Предусловия возникли у Турции. Она хочет, чтобы на момент нормализации отношений с ней Армения добилась бы прогресса и на переговорах с братским для Турции Азербайджаном.

"Турки и азербайджанцы любят часто повторять, что они являются одним народом, но проживают в разных странах. Я с этим не спорю, но считаю, что нормализация армяно-турецких отношений полезна не только для Армении и Турции, а в перспективе и для Азербайджана", – продолжает Саргсян.

Он уточняет, что ускорять непростой процесс армяно-азербайджанских переговоров – это для Армении значит пойти на односторонние уступки, например, по Нагорному Карабаху.

"Карабах был включен в состав Азербайджана решением партийного органа, а самоопределился согласно закону, поэтому я не думаю, что есть второй вариант, – говорит Саргсян. – Привязывать один процесс к другому – это означает усугубить ситуацию".

По-русски в Армении говорят не только в совместных воинских частях, но и на совместной железной дороге. Мы идём через центральный зал впечатляющего Ереванского вокзала. А когда выходишь на платформу, видишь на вагонах и надписи на русском. Вот уже год, как армянская дорога находится в концессионном управлении российской РЖД. Если у Армении граница откроется не только с Грузией, но и с Турцией, доходы этой российской компании возрастут в разы. И это только один пример того, почему Москва поддержала курс Армении и Турции на нормализацию отношений.

"Наше стратегическое союзничество с Россией является залогом безопасности на южном Кавказе, а с учетом некоторых моментов, и далеко за ее пределами", – считает президент Армении.

- То есть здесь будет стоять очередь радостных людей с паспортами? – спрашиваем у Александра Тирона.
- Если будет принято решение, так должно быть.

"Сейчас нет стопроцентной гарантии, что процесс не сорвется. Много скептиков, но, как говорится, дорогу осилит идущий", – говорит Серж Саргсян.

До матча в Турции остается 18 дней.