Издевательства над ребёнком в подмосковном коттеджном посёлке

В конце марта Глеб Агеев попал в больницу с ожогами и синяками. В избиении ребенка подозревают его приемную мать
20 марта 2009 года Глеб Агеев с множественными телесными повреждениями и ожогами был доставлен в больницу
В конце марта Глеб Агеев попал в больницу с ожогами и синяками. В избиении ребенка подозревают его приемную мать
20 марта 2009 года Глеб Агеев с множественными телесными повреждениями и ожогами был доставлен в больницу

В реанимацию московской детской больницы имени Сперанского доставлен ребенок с многочисленными травмами и ожогами. Врачи утверждают, что даже после поверхностного осмотра стало ясно, что мальчика жестоко избивали. Позже выяснилось, что Глеб Агеев жил в приемной и внешне – вполне благополучной семье.

Коробово – вполне типичный поселок ближнего Подмосковья. За высокими заборами, загородные дома москвичей, чей достаток явно выше среднего. Именно в этом очаге благополучия и произошёл случай, который поверг в шок даже видавших виды врачей детской больницы Сперанского.

Вот тот самый коттедж, в котором едва не погиб приемный сын этой семьи – трехлетний Глеб. Именно отсюда в тяжелейшем состоянии ребенок был доставлен в реанимационное отделение детской больницы. Его лицо было изуродовано, а тело ребенка покрыто огромными синяками. Приемный отец Глеба рассказал, что его сын упал с лестницы. Но даже при поверхностном осмотре, говорят врачи, стало ясно, что ребенка жестоко избивали.

"Ребенок к нам поступил вечером. Поступил сразу в отделение реанимации в связи с достаточно тяжёлым состоянием. Были диагностированы ожоги лица первой, второй и третьей степени на площади 5 % тела. Состояние ребёнка сейчас – средней тяжести, ближе к удовлетворительному. Ребёнок ходит, бродит", – рассказал заведующий ожоговым отделением детской городской клинической больницы №9 Леонид Пеньков.

Уже после более тщательного обследования врачи обнаружили у Глеба закрытую черепно-мозговую травму, повреждение половых органов и термические ожоги лица. Немного придя в себя, ребенок рассказал врачам, что его избила выпившая мать.

Застать приемных родителей Глеба дома не удалось. О том, что здесь жили дети, сейчас напоминает лишь пара детских игрушек забытых на улице. Соседи злополучной семьи ничего особенного рассказать о них не могут. Жили как все, с соседями особенно не общались.

"Честно говоря, мы их часто не видели. Когда было много снега – вместе убирали снег. То есть, дети выходили вместе с родителями и убирали, собаки бегали. Мы тоже вместе тут выходили – убирали. Так что ничего плохого сказать не могу, но и ничего хорошего в принципе тоже", – говорит сосед по участку родителей Глеба – Андрей.

Приемная мать Глеба – Лариса, в разговоре с врачами также настаивала на том, что ребенок сам упал с лестницы. После этого, утверждает Лариса, мальчика покусала их же собака. Правдивость этих слов, по всей видимости, выяснять будут уже правоохранительные органы.

"На данный момент проводится проверка по этому факту. Истребованы все необходимые заключения медиков, экспертов. То есть, по поступлению этих документов, будет принято решение в соответствии с законодательством. Ещё хочу сказать, что в рамках проверки проводится также опрос свидетелей, очевидцев, которые имеют отношение к данному факту", – сообщил начальник отдела по делам несовершеннолетних УВД по Ленинскому району Московской области Владимир Скрипник.

Случай с избиением трехлетнего Глеба, говорят правозащитники, еще раз доказывает, что контроль над приемными семьями явно не достаточен. И у них фотографии ребенка не вызывают сомнения в том, что с ним произошло.

"Те гематомы, которые на лице у ребёнка видны на кадрах, они свидетельствуют о том, что родители уже давно стали применять насилие в отношении усыновлённого мальчика. Но, к сожалению – это осталось вне поля зрения органов опеки", – заявил уполномоченный по правам ребенка в г. Москве Алексей Головань.

Тем не менее, вину родителей Глеба еще только предстоит доказать, поскольку с юридической точки зрения слова ребенка не могут быть учтены следствием. Но даже если вина будет доказана, по действующему законодательству, за жестокое отношение к ребенку родитель может получить, максимум до трех лет лишения свободы.