Тема:

Убийство Калмановича 2 года назад

Шабтай Калманович обрел вечный покой в Израиле

В Израиле похоронили известного предпринимателя и президента женского баскетбольного клуба "Спартак" Шабтая Калмановича, убитого второго ноября в Москве. Согласно завещанию, он был похоронен рядом со своими близкими. Проститься с бизнесменом пришли сотни людей.

Шабтая Колмановича хоронили по древней иудейской традиции. Раввин прочитал кадиш так, как читают эту молитву все 11 месяцев с момента смерти близкого родственника, и тело, завернутое в саван – талид – опустили с носилок в красную сухую землю кладбища Сгула небольшого городка Петах-Тиква, где были похоронены его родители, где много лет назад он купил участок земли и для себя.

"Он чтил еврейские традиции, он хотел лежать в этой земле со своими близкими и говорил об этом. А что касается истории его шпионажа против Израиля, я думаю, время покажет, что он сделал для этой своей родины больше добра, иначе сюда не пришли бы столько людей", – говорит друг Шабтая Калмановича Амид.

Действительно, на кладбище Сгула собралось несколько сотен человек. Бывшие и действующие спортсмены, один из тренеров израильской футбольной сборной, израильские и российские баскетболисты, бизнесмены.

"Его образ жизни создавали ему множество врагов. Он всегда ездил на бронированных автомобилях и, сколько помню, он всегда появлялся в сопровождении охраны", – вспоминает адвокат Шабтая Колмановича Амнон Захрони.

Скромнее прочих выглядели самые близки Колмановича – живущие в Израиле дочь Наталья и жена Анна. Они запретили снимать церемонию прощания, опасаясь, вероятно, неоднозначных комментариев по поводу биографии покойного.

"Я дружил с Шабтаем очень давно и скажу вам, что при его освобождении был 25-летний запрет на разглашение подробностей его так называемой шпионской истории. Может быть, его убили те, кто боялся, что вскоре он опубликует книгу и расскажет о всех подробностях и фигурантах той пикантной истории", – отметил друг Шабтая Калмановича Исраэль Годович.

Шпионская история Колмановича, стоившая ему шести лет тюрьмы, воспринимается многими знавшими его людьми скорее эффектным и рискованным эпатажем, которому так был склонен покойный, и предлагают искать причину убийства в его сложной и неоднозначной бизнес-деятельности – и в фармацевтике, и в строительстве, и в торговле, и в спорте, и в шоу-бизнесе.

География его деятельности включала в себя и Прибалтику, и Москву, и израильскую тюрьму Аялон, лондонские полицейские участки и строительные площадки Западной Африки, и бизнес-проекты в ЮАР, и яркие спортивные матчи в европейских столицах. Биография этого человека, ненавидимого одними и любимого другими, скорее напоминающая биографии ярких авантюристов XVIII столетия, закончилась здесь, на скромном участке тихого кладбища в дальних окрестностях Тель-Авива.