Тема:

Коронавирус 1 час назад

Представитель ВОЗ о новой реальности: будет ли новая волна и когда у человечества появится иммунитет

Автор и ведущая программы "Мнение" Эвелина Закамская побеседовала с представителем Всемирной организации здравоохранения в России Мелитой Вуйнович.

- Госпожа Вуйнович, я приветствую вас! Расскажите, пожалуйста, что сегодня происходит. Глава Всемирной организации здравоохранения заявил, что до окончания пандемии ещё очень далеко, и вирус – это тревожный сигнал – передача вируса ускоряется. Что это означает?

- Как очень часто мы говорили, Эвелина, и повторяли, практически всё это время, пока вирус переносится от человека к человеку и нет иммунной прослойки, невозможно говорить об окончании пандемии. Но пандемия, эпидемия — мы можем ею управлять. У нас 6-месячный опыт. Практически сейчас 6 месяцев с момента, когда ВОЗ получила первую информацию из Китая, что есть цепочка – пневмония неподтверждённого происхождения. Так что 6 месяцев эпидемии, пандемии, мы видим 10 миллионов случаев в мире, подтверждённых. Более полумиллиона человек умерли от вируса. И конечно сейчас, как вирус перешёл на континент Америки, ускоряется, и то, что мы видели, если помните, начало эпидемии, там месяц нужен был для первых 100 тысяч, мы сейчас практически видим 100 тысяч в очень короткий период.

Тоже тревожит, что сейчас регион ВОЗ, который мы называем, восточно-медитеранский — это вся Северная Африка и Ближний Восток от Марокко до Пакистана — тоже сейчас перешёл цифру в миллион случаев. Так что, конечно, везде, где есть население, которое ещё не столкнулось с вирусом, ожидается рост случаев и будут нужны меры, которые ограничат распространение вируса.

- Но беспокоит то, что по последним заявлениям учёных иммунитет от коронавируса очень недолговечен. Антитела пропадают уже через несколько месяцев. Позволяет ли это сегодня надеяться, что иммунитет от коронавируса COVID-19 будет приобретён человечеством?

- Конечно это очень сложный вопрос. Если посмотреть на вирус гриппа, тоже иммунитет остаётся не очень долго, но зависит от того, какой иммунитет будут давать именно вакцины, потому что это тоже надо учитывать. Ещё рано, ещё нет достаточного опыта, 6 месяцев только, но будем рассматривать, что и как будет. В любом случае, у нас новая реальность. Нам очень важно соблюдать все эти меры, которые каждый человек индивидуально может соблюдать, чтобы сохранять и своё и чужое здоровье.

- Что за эти 6 месяцев стало известно о вирусе? Сколько разновидностей этого вируса наука видит и распознаёт на сегодняшний день, и остаётся ли этот вирус смертельным?

- Как вы говорили, есть очень много, скажем, генетических разнообразий. Но на самом деле они не поменяли эффективность вируса, то есть, насколько он может переходить от человека к человеку, поражает органы и приводит к смерти. Это не поменялось. Зависит, конечно, от населения, от популяции, в которой вирус движется, но на этот момент не видно больших изменений. Это не значит, что их не будет в худшую или лучшую сторону, надо внимательно смотреть, и этим занимаются учёные всего мира. И для этого очень важно, что все эти эпидемиологические, клинические исследования, данные о пациентах, которые выздоровели, которые умерли — собираются и могут обмениваться через разные научные площадки, включая Всемирную организацию здравоохранения. Оттуда обобщаются информация и рекомендации, и мы понимаем, что иногда смущает, что рекомендация поменялась, но она меняется так, как у нас меняется понимание и новое, скажем, научное сознание о том, как организм и человечество борется с вирусом.

- Я уточню. То есть репродуктивное число этого вируса остаётся прежним, четыре, или?..

- Оно движется. Оно движется до 4, но оно может и снижаться, в зависимости от того, как эпидемиология идёт. Но в любом случае, когда вирус попадает в новую среду, где есть уязвимое население, да, абсолютно он идёт до 4.

- В прошлый раз мы с вами говорили о новой вспышке ковидной инфекции в Китае, уже в пригородах Пекина. Всемирная организация здравоохранения направляет своих экспертов, для того чтобы изучить происхождение этого вируса и этой вспышки. Что на сегодняшний день известно о ней? Насколько она опасна и связана ли она с тем же самым вирусом, который был в Китае вначале года или это новое проникновение нового штамма вируса?

- Надо подождать, что скажет совместная миссия экспертов Всемирной организации здравоохранения и Китая по этому поводу, включая генетику и эпидемиологию. Это будет в ближайшее время доступно через пресс-конференции нашего генерального директора, который лично за этим следит.

- Но по вашим наблюдениям, сейчас вспышка под контролем?

- Что значит, вспышка под контролем? Если она не распространяется в другие регионы, тогда можем сказать да. Но надо обнаружить всех, у кого есть инфекция, у кого, возможно, нет симптомов. Самое главное, что случаи не растут и что практически это возможно остановить гораздо быстрее, чем, когда мы первоначально встретились с вирусом.

- Ещё один очаг был зафиксирован в Германии, что о нём известно? Можно ли ситуацию называть началом второй волны COVID? И не кажется ли вам, что она несколько несвоевременно пришла? Сейчас лето, все ожидали её осенью. Или это какие-то локальные недозадушенные зачатки прежней эпидемии?

- Как мы часто говорили, это не только Германия, есть очень много очагов, которые появляются. Самое главное, что такое "вторая волна"? Это значит большой всплеск огромного количества случаев, который будет расширяться внутри страны, а возможно и на другие страны. Мы сейчас видим, что страны очень быстро обнаруживают даже такие цепочки и ограничивают сам очаг, что он дальше не расширяется. Так что, если мы говорим об очагах, это на самом деле сценарий третий, который ВОЗ описывает. Это кластеры, это случаи, когда практически 90% всех, кто инфицирован, понятно, откуда они заразились. Так что здесь не надо говорить о второй волне. Надо просто говорить, что, конечно, если вирус есть, если популяция есть, где очень близкий контакт, нет физической дистанции, тогда возможно увидеть быстро-быстро цепочку. Вирус будет двигаться очень быстро, как лесной пожар. Но если вы сможете сразу оградить его, потушить этот пожар: изолировать всех, кто был в контакте с подтверждённым случаем — с инфицированными людьми — тогда мы сможем предупредить или управлять эпидемией, не позволить вторую волну.

- Границы открываются, и понемногу начинают возобновляться международные авиасообщения. На взгляд Всемирной организации здравоохранения, как это повлияет на эпидемическую ситуацию?

- Всемирная организация здравоохранения очень близко работает с Международной организацией для авиатранспорта, рекомендации разработаны и переданы всем авиаперевозчикам. Будут требовать очень много дисциплины, внимательности. И конечно риск невозможно исключить, но мы надеемся, что совместными усилиями всех стран и всех, скажем, участников, и авиаперевозчиков, и ответственного поведения людей, а на самом деле самое главное, чтобы никто, кто имеет любые симптомы, или кто знает, что был в контакте с человеком, который имеет симптомы, практически не пытался летать или куда-то путешествовать. Это будет самый ответственный способ предупреждать эпидемию. При этом, конечно, тестирование, обращение сразу при появлении симптомов поможет ограничить риск, который связан с международными поездками, которые всем будут нужны, не только для туризма, но и для многих других вещей, включая возобновление экономики и международных экономических связей.

- Ну, понятно, что вы разрабатываете совместно рекомендации для служб аэропорта, для таможни, для всех, кто осуществляет перевозки и международные авиаконтакты. А что можно сделать самому пассажиру? Дайте какие-то рекомендации. За сколько дней нужно сдать тест, и какой тест лучше всего сделать? Что с собой взять, антисептик, маску и так далее? Какие меры нужно обеспечить, чтобы не допустить заражения?

- В любом случае Всемирная организация здравоохранения прежде всего даёт рекомендации органам здравоохранения и, скажем, системам, которые должны предупреждать. При этом, конечно, рекомендации остаются прежними: это прежде всего соблюдать все рекомендации или инструкции, которые даются местным органом здравоохранения страны, из которой прилетают, и принимающей стороны. Потому что у них оценка местного риска будет практически регулировать те вещи, о которых вы спросили, про тесты и всё другое. Конечно здесь нужно, чтобы страны между собой признавали результаты тестов или будет тестирование по прибытию. Во многих странах есть двухнедельный карантин, это всё зависит от местных органов здравоохранения и их оценки рисков. Что касается пассажиров, конечно остаётся по-прежнему. Самое главное – это хорошая обработка рук. Когда вы что-то потрогали, это или мыть руки 40 секунд с мылом и водой или санитайзер. Не трогать лицо — это самое главное, потому что здесь через слизистые глаз, носа и рта практически возможно занести вирус. Третье – это, конечно, масочный режим, который будет требоваться во всех самолётах и аэропортах. Но при этом надо понимать, что маска хороша, если её правильно использовать. Это значит не заразить своими грязными руками. Маску не трогать и иметь достаточно масок, чтобы была возможность поменять. Потому что, когда маска станет мокрой, влажной, даже если это медицинская маска, её надо менять, и очень правильно относиться к маске, как к мусору, который потенциально заражён, это значит у себя иметь пакетик. Но при этом очень важно соблюдать инструкции, которые будут давать авиаперевозчики, аэропорты и местные органы, потому что это будет всё адаптировано к местным условиям и местному риску.

- Ну, и наверно завершающий вопрос. Мелита, расскажите о ситуации в России. Как её оценивает Всемирная организация здравоохранения с точки зрения статистики заражённых, течения заболеваний и смертности? Находимся ли мы на плато? Какова ситуация сейчас, потому что, если сравнивать, допустим, с некоторыми странами, в том числе которые сейчас находятся в острой фазе, ну, там фиксируется примерно такое же число заражённых, однако там смертность выше. Вот как соотносятся данные из России для Всемирной организации здравоохранения сейчас?

- В последние две недели мы наблюдаем дальнейшее снижение прироста случаев. Сейчас у нас снижение на минус 15%. Если смотрите нашу информационную панель на европейском сайте Всемирной организации здравоохранения, там все эти эпидемиологические расчёты сразу видно. Так что Россия идёт по хорошему пути, в общем. А по Москве, это мы тоже видим, снижается число случаев, но надо быть очень внимательным, потому что ситуация может перевернуться и в другую сторону. Будет очень важно, чтобы и дальше предупреждать перенос вируса. Но самое главное – это общественный транспорт, места, где очень много людей собирается, и даже когда вы встречаетесь с друзьями и всеми другими, надо ещё подождать. Потому что мы не знаем стопроцентно, здоров ли человек или у него есть инфекция, которую он получил где-то, и возможно он даже заразен, хотя ещё нет симптомов. Насколько заразны бессимптомные случаи, сейчас очень много обсуждается, но, тем не менее, в каком-то количестве передаётся от каждого человека, у которого есть инфекция. Так что надо соблюдать гигиенические правила, и тогда, надеемся, что и далее количество случаев будет снижаться. Я скажу так: буду мирно пить утренний кофе, когда будет меньше 1000 случаев на всю Россию.

- Спасибо за такой прогноз. Завтра в России голосование по поправкам в Конституцию. Какие меры необходимо соблюдать, для того чтобы этот день не стал началом новой вспышки? Значительное число избирателей проголосовало дистанционно, но, тем не менее, голосование будет и очным в том числе.

- Эвелина, то, что я увидела из разных передач: очень хорошо продумана система прохода людей, дезинфекции, соблюдения всех правил. Конечно будет очень важно, что люди, у которых возможно есть симптомы, будут использовать возможность заочного, а не очного голосования. Очень важно, чтобы они не подходили к людям. Но честно скажу, проходя по Тверской улице от Маяковской до Красной площади, мне кажется, гораздо больше людей собирается без любого масочного или другого режима. Так что риск на Тверской, возможно, гораздо выше. Конечно это шутка. Я поздравляю всех с праздником и с прошедшим 75-летием и с завтрашним. Конечно надо соблюдать все правила гигиены и физической дистанции. Мы это рекомендуем постоянно, и мы надеемся, что всё пройдёт нормально.