Тема:

Расовые беспорядки в США 2 дня назад

Американский спецназ взял на вооружение тактику радикалов

Мелодии и ритмы черной американской сцены до конца года могут стать обязательными тестовыми заданиями при поступлении в музыкальные вузы США. За разработку своего рода ЕГЭ по американской классике взялся Совет королевских музыкальных школ Лондона. Сначала обновленные задания пообещали опубликовать в августе, быстро включив в обязательную программу джазовых виртуозов Дюка Эллингтона и Майлза Дэвиса. Но на этой неделе сообщили, что времени понадобится больше.

Британцы "забуксовали" в попытке реставрировать черную американскую классику в "белом" ее понимании. После волны публикаций в западной прессе с заголовками вроде "На американскую оркестровую музыку пролили отбеливатель", удалось восстановить как минимум три имени: Уильяма Гранта Стилла, Флоренс Прайс и Джорджа Уокера. Все трое писали оперы, симфонии и даже балеты. Но писали уже в XX веке, когда джаз и народная музыка вдохновляли Штаты больше гастролировавших там Рахманинова и Рубинштейна.

Биография черных композиторов США – скорее спорт, а не искусство: их музыка "звучит тише" их расовых достижений. Не случайно в их послужном списке, как в соревнованиях, "медали" за первенство. Стилл – первый афроамериканец чью симфонию сыграли в Нью-Йоркской филармонии в 1935-м, а годом позднее – первый афроамериканец с дирижерской палочкой в руках. А Уокер, первый черный лауреат Пулитцера за музыку, позже сам и признал: главную черную классику в США написал белый.

Речь об опере "Порги и Бесс" Гершвина. Она признана непревзойденным эталоном американской классики. И ей, вслед за "Унесенными ветром", угрожает переформатирование. Сегодняшней Америке удобны другие "партитуры": судя по данным музыкальных стримингов, в наушниках мятежников – их же мятежные современники.

Рэп-гимн "К черту полицию", ставший саундтреком погромов в Лос-Анджелесе 1992-го, звучит снова. "Идеальную песню протеста" – так композицию называет журнал "Роллинг Стоун" – за последний месяц в США послушали более 10 миллионов раз.

"Неважно, черный или белый", – так в 1991-м пел Майкл Джексон. В 2020-м это оказалось еще как важным. Правда, больше самой песни движение Black Lives Matter вдохновил клип, в котором уже белый король поп-музыки по-черному громит все вокруг себя. В начале 90-х эти фрагменты вырезали из эфира американских телеканалов, считая такие танцы "опасной провокацией".

Песни протестов 2020-го, как и этот характерный для народной музыки США женский хор из Портленда, даже предлагают занести в национальный музыкальный фонд.

Кто на самом деле "пишет слова и музыку" портлендским беспорядкам в их эпицентре?

Боевые действия в центре Портленда идут как по расписанию. Ближе к 10 вечера протестующих, которые не скрывают своих лиц у многострадального здания федерального суда, сменяют радикалы. В шлемах, масках и без тормозов.

Забор, который они раскачивают, не поддается. Тогда через него забрасывают мешки с мусором, чтобы потом поджечь и, как вчера и как завтра, попытаться выкурить расположившихся на первом этаже силовиков. Общего руководства у толпы как будто нет. Действуют отдельными группами. И даже иногда друг против друга. С зонтиками, например, это "Антифа". Самые буйные.

Бьют своих. В такие минуты лозунги "Жизни чернокожих имеют значение" вроде как не считаются. Белые открыто бросаются на черных.

Черный: Я защищаю свою расу! Я защищаю свою расу!

Белый: Ты не защищаешь свою расу, ты защищаешь свои провалы!

Черный: Никакой больше грязи на этих улицах, никакого огня! Уважайте себя, уважайте свои семьи! Защищайте свою жизнь!

Миротворца в итоге выкинули. Через ограду полетели подожженные коробки.

У силовиков в руках ружья для стрельбы резиновыми пулями. Толпа отвечает петардами. Всех периодически окутывают клубы слезоточивого газа.

С другого фланга атаку поддерживает артиллерия. Для обстрелов приспособили фейерверки.

С мегафоном на передовой – корректировщик огня.

Все это под музыку из "Звездных войн". На ночной улице из динамиков, нагоняя ужас (так что Дарт Вейдер в гробу перевернется), гремит имперский марш. То под стук десятка барабанов.

Психологическая атака на людей в форме ведется и в ближнем бою.

Те, кто внутри ограды, сдерживают себя. Спецназовцы уворачиваются от летящих в них бутылок с водой и даже взяли на вооружение тактику радикалов. Как и "Антифа", стали использовать воздушные пушки (такими в саду сдувают листву) – с их помощью гонят газ в сторону врага.

При всем при этом федеральные силы действуют по закону: защищают собственность правительства США. Так чего же хотят протестующие? Журналист пытается узнать у них самих.

"Если мы не встанем и не защитим наши права сейчас, то история повторится. Если мы не выступим против тирании сейчас, то в чем смысл демократии?" – задает вопрос один из участников акции Аарон Коул.

После того как один из полицейских оскорбляет его, Коул говорит: "Я даже не зол на него. Я хочу спросить его, верит ли в силу первой поправки к Конституции? Он должен защищать американцев, но вместо этого он здесь незаконно причиняет страдания невинным людям, которые стараются быть мирными".

"Невинные" люди в это самое время запустили в одного из офицеров электрическим самокатом из проката. Чудом не попали, но достали еще каким-то тяжелым предметом его сослуживца. Полицейский получил травму. Его увели.

Стражей правопорядка еще и ослепляют: лучами лазеров светят в глаза сквозь очки. Радикалы используют весь современный арсенал средств уличного протеста. На уровне и конспирация. Стоит навести на кого-то из них камеру, и тут же сам превращаешься в объект атаки.

С парнем, который выводил на стене матерное ругательство и которого защищали от съемки его соратники, удается поговорить, когда он на короткое время оказывается один. Представляется он как Мэтью, но вряд ли имя настоящее. Родился в Кувейте, жил в Лондоне, потом переехал в Штаты.

"Здесь никому нет дела до меня или моей семьи. Вся моя семья погибла, и у меня был только мой брат. Но его убили здесь, в Нью-Йорке, в прошлом году. Только из-за того что он был черным. А теперь у меня ни семьи, ни друзей. Никого", – говорит студент Мэтью.

На вопрос, не боится ли он погибнуть, мужчина отвечает: "Я не боюсь умереть. Моими последними словами будет "Жизни чернокожих важны!"

У Мэтью на лице надежный противогаз. Человеку без средств защиты в едких газовых облаках не выдержать и минуты. В субботу, например, силовики израсходовали 100 канистр специального средства и расстреляли 1000 перцовых шариков.

Тех, кто не успел убежать, задерживают, как вот эту девушку.

Были и раненые, в сети фотографии тех, в кого попали резиновые пули.

Городской полиции местные либеральные власти федералам помогать запретили. Полицейский департамент Портленда подключается, только если беспорядки выплескиваются за периметр площади перед судом. Как, накануне, когда на мостовой радикалы разожгли костер.

На глаза радикалам полиция показываться не хочет. Офицеры на улицах своего же города передвигаются перебежками. Съемочная группа перехватывает одну такую группу подходе к зданию управления. Пытается поговорить.

– Ребята, простите, вы поддерживаете протестующих? Что вы скажете? Что дальше? Без комментариев для российского телевидения?

Чернокожий офицер сам начинает снимать нас на телефон, но так и не произносит ни слова. При исполнении. А вот этому седовласому мужчине все равно. Форму с погонами он снял полвека назад.

"Я был медиком во Вьетнаме. Я был во Вьетнаме три раза. Помните, что правительство США совершало военные преступления каждый божий день во Вьетнаме. Если я начну говорить о трагедиях, я останусь здесь на очень долгое время. Просто помните: поэтому я здесь, как ветеран. Я был армейским медиком во Вьетнаме. Я увозил солдат с поля боя, они были мертвы. Я знаю множество ветеранов Вьетнама, которые совершили самоубийство, знаю тех, которые повесились. Именно поэтому этот (показывает на себя) ветеран Вьетнама находится здесь и сейчас", – эмоционально высказывается пожилой мужчина.

Военный медик в отставке присоединился к акции "Стена ветеранов". Бывшие военнослужащие американской армии на несколько часов встали живым щитом между протестующими и полицией.

Выйти на площадь всех их заставили вот эти кадры. Силовики избили у суда ветерана морпеха, который не сопротивлялся. Сначала лупили дубинкой, потом в упор распылили в лицо перцовый газ.

Пострадавшего зовут Крис Дэвид. Для либерального CNN он, конечно, находка. Среди военных и их семей в США преобладают республиканцы.

"Я получил травмы: у меня сломана рука и куча синяков. Я думаю, они испытывают свои силы на Портленде, прежде чем отправлять этих людей по всей Америке. Трамп уже даже назвал города, куда он собирается отправить такую армию: это Чикаго, Нью-Йорк и любое место, которое ему вздумается, если ему вдруг не понравится, что люди вышли протестовать", – говорит Крис Дэвид.

Но что там рядовой морпех, если даже мэр Портленда еле унес ноги. Демократ Тед Уилер оказался в положении своего среди чужих и наоборот. Очень пытался понравиться.

"Я хотел бы поблагодарить многих из вас, тех, что вышел, чтобы выступить против оккупации нашего города администрацией Трампа. Это неконституционные действия", – подчеркивает Тед Уилер.

Но члены "Антифа" оказались людьми неблагодарными. Они потребовали отставки мэра. А потом приложили ему пластиковой бутылкой по затылку. Братание чуть не закончилось дракой. Охрана уговаривала мэра уйти, но он отказывался, говоря, что хочет увидеть все своими глазами.

С последним желанием, увидеть все, не срослось. Уилер еще и вдохнул слезоточивого газа: попал под струю, выпущенную кем-то из силовиков.

Эту мизансцену наверняка смаковали в Белом доме. Кадры того, что на самом деле происходит в Портленде, пресс-секретарь Трампа запустила прямо во время брифинга. Ведь либеральные американские телеканалы стараются тему обходить.

"Как вы сами видите, это совсем не похоже на мирный протест, и президент Трамп всегда будет поддерживать закон и порядок", – заявила пресс-секретарь главы Белого дома Кейли Макинани.

С законом и порядком в центре Портленда так же, как и в на улицах Чикаго, Нью-Йорка или Канзас-Сити, куда Трамп в рамках операции "Легенда" пообещал прислать сотни федеральных агентов: проблемы уже больше двух месяцев.

Список проблемных точек тем временем растет. От тлеющего в Портленде костра теперь снова вспыхнул соседний Сиэтл, где, как казалось, все успокоилось. Протестующие подожгли стройку и пытались взорвать стены полицейского участка. Несколько сотрудников пострадали.

На разгон "Антифа" приехали бронемашины, 16 человек задержаны. Полиция объявила происходящее мятежом, но где рванет в следующий раз, никто не знает. Замкнутый круг американских протестов вряд ли разомкнет даже день выборов. Наоборот, после 3 ноября протесты могут пойти на второй круг.