Для пациентов из России стали доступны важные иностранные лекарства

Сразу девять наименований из перечня жизненно необходимых и важнейших препаратов теперь будут доступны пациентам и, прежде всего, детям, страдающим от сложных онкологических и орфанных заболеваний. Россия сняла ограничения на госзакупки иностранных лекарств для лечения тяжелых болезней, в том числе лейкоза и лимфомы. Почему такое решение было принято?

Мирону из Хабаровска три года. Из них два с половиной этот любознательный мальчик пытается победить рак. Его главная надежда — препарат "Карбоплатин".

"Он просто исчез, закончился. Мы искали, обзванивали московские, питерские аптеки — его не было нигде. В интернете можно было купить, с Израиля привозили препарат", — рассказала мама Мирона Анна Макиенко.

Сейчас Мирон получает "Карбоплатин" в московском Центре имени Димы Рогачева. Только здесь остался запас.

"Есть качественные российские препараты, просто их недостаточно. А "третий лишний" закон сделал так, что импортные препараты ушли с рынка. В прошлом году вообще исчезли некоторые лекарства", — пояснила директор НМИЦ детской гематологии, онкологии и иммунологии имени Дмитрия Рогачева Галина Новичкова.

"Третий лишний" — по этому правилу в тендерах не могли участвовать иностранные компании, если есть два производителя такого же лекарства из России и стран Таможенного союза. Но все же во многих случаях без иностранных аналогов не обойтись, поэтому правительство отдельным постановлением разрешило зарубежным производителям девяти самых востребованных лекарств участвовать в торгах.

"Для данной категории пациентов на равных условиях могут участвовать и отечественные, и зарубежные препараты. Они зарегистрированы в Российской Федерации. Эти препараты на конкурсах будут получать такой же доступ, как все остальные", — заявил министр здравоохранения Михаил Мурашко.

Алине начали терапию в родном Ростове. Вот что рассказала ее мама Юлия Шонина:

— Они давали ту дозировку, которую только наш регион мог дать, но этого было мало.

Алине — 16. Ей нужна особая дозировка — уже не для ребенка, еще не для взрослого. Такого типа препарат до сих пор привозили в Россию благотворительные фонды.

"Это препарат, который достаточно токсично действует на органы и ткани. При высокой дозировке он может вызвать достаточно серьезные осложнения. Мы должны контролировать его концентрацию после того, как проводим лечение данным препаратом. Не зная этой концентрации, мы не знаем последствия, как поведет себя организм человека", — рассказала врач-гематолог НМИЦ детской гематологии, онкологии и иммунологии имени Дмитрия Рогачева Екатерина Кушнир.

Онкологу нужен выбор из десятка аналогов, ведь для успеха лечения значение имеет не только главное действующее вещество, но даже форма выпуска. Лекарство, которое хорошо подходит младенцу, может навредить подростку. Вот что сообщила Галина Новичкова:

— Остался единственный препарат, который выпускается по 100 миллиграмм. Вы только представьте, что 30 флакончиков надо ввести ребенку утром и столько же вечером. Это же надо развести каждый, это опасность контаминации. Там же находятся разные добавки, стабилизирующие вещества. Все это в огромном количестве может вызывать побочные реакции.

При лейкемии часть химиопрепаратов вводят пункцией в спинной мозг только под наркозом, который приходится делать до двадцати раз за курс. Лучший препарат для детской анестезии, который быстро раскупают больницы, теперь тоже можно заказывать из-за рубежа, а также лекарства от грибковых инфекций, против которых часто беспомощен ослабленный иммунитет ребенка.

Необходимые препараты должны вернуться на российский рынок уже скоро. А вот проблему с еще одним лекарством для лечения острого лимфобластного лейкоза пришлось решать в ручном режиме. "Онкаспар" не имеет аналогов и производится по патенту, который одна иностранная компания продала другой. А это значит, что его нужно заново регистрировать в России. Процесс долгий, поэтому на основании прогноза онкологов правительство выделило 270 миллионов рублей на закупку лекарства во Франции. Полторы тысячи упаковок лекарства уже распределены по онкоцентрам страны.