Дипломатов позвали в разрушенный Карабах

В кафе и ресторанах на всех экранах – новости. Смотрят с утра и до поздней ночи. Даже на мониторах в городе – выпуски новостей. Именно здесь показывают последние сводки с передовой и сюжеты о жизни городов непризнанной республики, многие из которых до сих пор под находятся обстрелами.

Режиму прекращения огня – неделя. Но видимых перемен нет. Степанакерт. Город обстреливали ночью и утром. Трое человека пострадали. Разрушены жилые дома, гостиница и магазины.

Село Шош. Его тоже обстреляли азербайджанские военные. Ранены трое. Всего же за время эскалации – по данным омбудсмена Карабаха – погибли 34 мирных жителя, более сотни ранены.

Премьер-министр Армении Никол Пашинян заявляет: увидеть разрушения в Карабахе нужно не только журналистам, но и дипломатам.

"Поскольку Россия – самый близкий к нашему региону действующий сопредседатель, считаю очень важным, чтобы остальные сопредседатели Минской группы ОБСЕ – США и Франция – и вообще международное сообщество содействовали и поощряли Россию на пути прилагаемых стабилизирующих усилий", – подчеркнул Пашинян.

По его мнению, Армения всегда была готова к компромиссу, но уступки должны быть обоюдны. Возможно, способствовать прекращению огня могли бы миротворцы ООН или российские наблюдатели, но готовы ли их видеть на границе Карабаха?

"Если говорить о "голубых касках", о миротворцах ООН, да и о русских тоже, для того чтобы ввести такого рода миротворцев, нужно согласие обеих сторон конфликта. А я очень сильно сомневаюсь, что Азербайджан согласится на ввод миротворцев", – сказал Александр Искандарян, политолог, директор Института Кавказа.

Больницы Армении принимают раненых из Карабаха. Но бьются врачи сейчас на два фронта. В стране – резкий скачок заболеваемости коронавирусом.

Жизнь культурная тоже замерла. Коронавирус и конфликт подкосили туризм. В деревнях и селах остались только старики и женщины.

В селении Гарни сушат фрукты, по старинным рецептам вялят мясо и готовят знаменитый армянский лаваш. Раньше продавали туристам, но теперь весь хлеб отправляют на фронт или раздают беженцам.