"Александровский сад" и "Площадь Революции": как разрушается метро

Столичный метрополитен выясняет причины протечки на станции "Александровский сад". Специалисты объясняют, что за 85 лет с момента постройки гидроизоляция могла прийти в негодность. Но любые работы в пределах кольцевой ветки метро требуют множества согласований.

Станция метро "Александровский сад", в самом центре столицы, встречает пассажиров лужами, потоками грязной воды и даже кусками штукатурки, падающими прямо на головы

"Это опасно! Капает, неприятно, на меня вчера капнуло!" – жалуется девушка.

"Я считаю. это позорное явление, вот эта вся ржавчина и вот эти подтеки", – говорит пассажирка.

Те, кто уже попадал под холодный душ, стараются проскочить опасное место побыстрее – похоже, трещины на потолке растут.

Понятно, что метро строят и обновляют подвижной состав. Однако, в руководстве подземки пока не могут выяснить причин подмоченной репутации на старой станции.

"Сейчас мы снимаем штукатурный слой на сводчатом перекрытии станции "Александровский сад" для того, чтобы определить, откуда и почему там поступает вода. Только после этого мы сможем устранить источник течи", – заявили в пресс-службе московского метрополитена.

"Дело в том, что московский метрополитен уже существует 85 лет. За время существования станций гидроизоляция износилась, технологии, которые применялись в 30-е годы, конечно тогда были несовершенны и требуют уже замены", – говорит Мария Калиш, старший научный сотрудник музея Москвы.

"Александровский сад" – как раз из самых первых станций, 1935 года постройки.

"Павелецкая", 1943 год, но тоже – протечка на протечке. Из стен торчат устрашающие шланги – временный дренаж. Ему всего-то лет 15.

Однако к старым станциям ремонтники даже прикоснуться не могут без кипы согласований, из-за статуса памятника.

"Площадь Революции", 1938 год. Легендарные скульптуры Матвея Манизера гибнут. У каждой из них был живой прототип. Моряки, ученые, спортсмены, пограничники.

Сегодня их каждую секунду касается чья-то рука. Тайное московское поверье гласит – для того, чтобы желание сбылось, надо погладить по порядку лапоть партизана, гранату матроса, гребешок петуха, ножку младенца и колено девушки-снайпера.

Но самый главный амулет удачи, который гладят на счастье и студенты и невесты – это собака пограничника. Здесь их четыре – две с этой стороны станции и две с той и у всех морды стесаны, простите, по самые ноздри.

У собаки есть имя – Ингус – именно так звали верного пса пограничника Никиты Карацупы. С Ингуса главная легенда подземки и началась. Лет 40 назад студенты МГТУ имени Баумана придумали примету: потрешь собачий нос – сдашь экзамен на отлично.

Потом невесты потянулись за семейным счастьем к ножке младенца, а бизнесмены, за удачей – к бронзовому нагану и пошло-поехало.

Дептранс Москвы даже выступил с предостережением: "Давайте сохраним их волшебство для будущих поколений – желания можно загадывать, не прикасаясь к скульптурам. Обещаем – статуи будут вам благодарны!"

"Здесь должно быть понимание, что мы имеем дело с шедеврами. Я думаю, что было бы неплохо скульптуры разместить в каком-то музее, а на их место поставить копии", – предложил Илья Дюков, скульптор.

Идея, похоже здравая, тем более, что некоторые части скульптур Манизера уже вынужденно заменены копиями, как украденный наган революционного матроса.

Загадка – отчего отбойный молоток шахтера и шестеренку инженера никто не трогает?