Канал раздора. Экологи и военные выступили против проекта Эрдогана

Спорный дублер. В Турции нарастает конфликт вокруг планов строительства нового судоходного канала "Стамбул". Идею дополнительной морской артерии, как альтернативы Босфору, продвигает лично президент Эрдоган. Однако проект встретил серьезное сопротивление со стороны военных, экологов и жителей турецкой столицы.

Пролив еще только в чертежах, а оппоненты уже нащупали двойное дно. Главный подводный камень – особый международно-правовой статус проливов Босфор и Дарданеллы, действующий на протяжении 85 лет.

Босфор, соединяющий Мраморное и Черное моря, – одна из ключевых и наиболее загруженных транспортных артерий Европы. Количество проходящих судов доходит до 50 тысяч в год. Это в четыре раза больше, чем в Панамском канале и втрое больше, чем в Суэцком.

Недавний коллапс в Суэцком пришелся очень кстати в непростом внутритурецком дискурсе: перегруженный Босфор необходимо разгрузить, защитить историческое наследие, прорубив рядом равноценную альтернативу.

Предлагаемый Эрдоганом канал "Стамбул" – это 45 искусственно прорытых километров сквозь западную границу города. Пропускная способность в полтора раза выше Босфора.

Новый канал пройдет по суверенной турецкой территории, не подпадающей под действие международного морского права. Более 100 отставных турецких адмиралов выступили с открытым протестом в адрес Эрдогана. Попытки отмены конвенции Монтре – это нарушений традиций, заложенных Ататюрком, угроза для Республики.

"Мы осуждаем эти попытки нарушить традиции, которые заложил Ататюрк, и противимся им. Конвенция Монтре наилучшим образом защищает права Турции. В случае ее отмены Турецкая Республика сможет столкнуться с самыми опасными событиями, рисками и угрозами для жизни людей", – говорится в обращении адмиралов.

Эрдоган приравнял действия адмиралов к попытке переворота. Делом занялась Генпрокуратура: подписанты письма задержаны.

"У нас нет никаких текущих планов или намерений выйти из конвенции Монтре. Но если такая необходимость возникнет в будущем, мы без колебаний пересмотрим любую конвенцию, чтобы гарантировать, что наша страна заключит более выгодную сделку", – заявил Эрдоган.

Конвенция, подписанная летом 1936 года в швейцарском Монтре, закрепила суверенитет Турции над проливами Босфор и Дарданеллы. Это позволило Республике восстановить там военные укрепления, ликвидированные после Первой мировой войны.

Конвенцию Монтре подписали 11 стран. Торговым судам всех стран она гарантирует свободу прохода через проливы как в мирное, так и в военное время. Для военных кораблей – условия разнятся. Черноморские державы в мирное время могут проводить через проливы свои военные корабли любого класса, кроме авианосцев. Для нечерноморских держав – ограничения по классу судов и тоннажу. В случае участия Турции в войне страна вправе запретить проход любым военным судам.

Именно это стратегически важное расположение позволило Турции сохранить нейтралитет в годы Второй мировой. По условиям конвенции, даже партнеры Анкары по НАТО не могут находиться в Черном море больше 21 дня. Что, впрочем, не помешало фрегату ВМС США задержаться там дольше во время Майдана на Украине в 2014 году, под предлогом поломки винта.

"Сохранение этой Конвенции имеет большое значение, потому что, кроме режима прохода через проливы кораблей, там регулируется и режим самого Черного моря. А этот режим, раз он установлен Международным правом в этой Конвенции, он не может измениться от того, что будет новый канал. Американцы уже нарушали, в течение последних десяти лет они дважды, под предлогом починки двигателя, задерживались там, пробовали нас на понт", – поясняет президент Фонда исторической перспективы Наталья Нарочницкая.

Мраморное море – более соленое, в Черном – больше биоразнообразия. Уровень воды в Черном на 50 см выше. Течения Босфора позволяют двум морям не перемешиваться друг с другом. А искусственное сообщение может нарушить баланс: Черное обмелеет, Мраморное загрязнится. Стамбул, став островом, может столкнуться с дефицитом воды и повышенным риском землетрясений.