Фашисты "Мемориала": как в списки мучеников попали каратели и убийцы


Facebook

"Позор тем, кто включает в список жертв политического террора – немецких пособников и убийц". Известный израильский историк Арон Шнеер – о так называемом правозащитном обществе "Мемориал", которое признано в России иностранным агентом. И в очередной раз попалось на весьма своеобразном подходе к советскому прошлому.

Громкое разоблачение сам же Шнеер и сделал, причём абсолютно случайно. Решил ознакомиться с одним из наиболее раскрученных проектов иноагента. Обширным реестром, куда, как утверждается, занесены фамилии погибших и пострадавших от сталинских репрессий. И обнаружил там упоминание Павла Ковалевского.

Этот поляк из латвийской Лудзы, что в годы Великой Отечественной активно сотрудничал с гитлеровцами, лично принимал участие в расстрелах еврейского населения. Двух мнений быть не может: никто иной, как военный преступник. После войны закономерно уехал в лагеря, хотя могли бы, наверное, и казнить.

И тем не менее, по версии "Мемориала", вдруг оказался вовсе не карателем, а мучеником, достойным, чтобы по нему скорбели. Поэтому Арон Шнеер теперь задаётся вопросом: мол, ошибка ли это или всё-таки намеренное надругательство над правдой? Впрочем, ответ здесь очевиден.

Ковалевский Павел Александрович – родился в Лудзе, в Латвии, в 45-м году приговорён к двадцати годам каторжных работ. Иностранный агент "Мемориал" занёс его в списки "жертв политического террора в СССР".

Но Ковалевский далеко не жертва, говорит историк Арон Шнеер, который тоже родился в латвийской Лудзе.

"Город оккупирован немцами, он добровольно вступает в местную полицию, и принимает участие в первых арестах, коммунистов – в частности, мне известно, я прекрасно знал её сына, Анна Кравцова. Потом присутствует при расстреле первой группы евреев в 20-х числах июля 41-го, включая уже и, как коммунистку, саму Анну Кравцову тоже. Составляет списки на расстрел, который произошёл 17 августа 41 года, и во время этого расстрела – и во время первого расстрела – погибли мои конкретно родственники", – свидетельствует Арон Шнеер, историк Второй мировой войны, научный сотрудник Института-мемориала "Яд ва-Шем".

Ковалевский сам обо всём этом говорил на допросах – Арон Шнеер приводит документы. Его пост в Фейсбуке сотрудники иноагента "Мемориал" прокомментировали очень жёстко.

Тогда историк проверил по их базе ещё пару имён. Пётр Петровскис – в следственном деле значится как Петровский.

"Петровский 16 июля 41-го на еврейском кладбище застрелил там Хонона Израэлита и Лапидуса. А позднее хвастался перед соседом Рутковским: "Я из этого нагана на мельнице Лещинского 100 жидов уложил", – рассказывает Арон Шнеер.

После войны он получил 15 лет каторжных работ. Другому персонажу из базы иноагента, бригадиру группы могильщиков расстрелянных евреев Лисовскому, дали ещё больше – двадцать лет лагерей.

"Лисовский Иван Антонович становится полицейским, сотрудником СД, принимает активнейшее участие в убийствах 11 тысяч евреев Даугавпилса, лично добивал лопатой, достреливал из пистолета, мародерствовал, ходил по трупам", – приводит документы Арон Шнеер.

И это – "жертвы политического террора", какими их пытаются представить лже-историки? Кстати, после амнистии пособников фашистов 55-го года – и Лисовский, и Петровскис, и Ковалевский вернулись в Латвию. Они все умерли, что называется, в своих постелях.

"В число жертв у нашей либеральной общественности как раз-таки попадают палачи! Я, кстати, что-то не слышал плача и воя "Мемориала" по поводу великолепного русского историка Платонова, который умер в результате вот этой ссылки, так называемое "дело академиков"; вот что-то про Вавилова не слышно, который умер в тюрьме", – поясняет Станислав Хатунцев, кандидат исторических наук, историк, публицист.

Списки, составленные сотрудниками иноагента "Мемориал", необходимо проверять, говорят историки. Чистить от якобы безвинно арестованных членов полицейских батальонов, легионов СС, убийц из ОУН, участников погромов, расстрелов и расправ.

"Здесь, кроме тенденциозности, желания как можно больше в список этот включить людей – есть ещё и определённая такая чисто историческая глупость, потому что понятно, что такой скандал подрывает их репутацию в целом", – уверен Михаил Смолин, политолог, кандидат исторических наук.

"Некоторые правозащитники готовы ставить – и ставят – вровень нацистский и советский режимы", – пишет Арон Шнеер. И понятно, кого он имеет в виду. Иноагент "Мемориал", пытаясь в очередной раз переписать историю, снова очернил сам себя.