Афганистан в депрессии: как изменилась жизнь при талибах

Пережив постыдное поражение в Афганистане, западная коалиция во главе с США позорно бежала оттуда. К власти пришли те, кто одержал над США военную победу. Какая жизнь налаживается теперь в стране?

Уже более месяца, как "Талибан" (запрещено в РФ) – правящее в Афганистане движение. Талибы теперь – это и полиция, и контрразведка, и армия. Временное правительство сформировано, но ни одно министерство пока не работает в нормальном режиме. Зато показательных изменений – длинный список.

Мужчинам запретили брить бороды, закрыли даже парикмахерские, городские афганцы переоделись в традиционные костюмы. Теперь даже вот это – харам, короткие рукава под запретом. Но тяжелее всего подстроиться женщинам, особенно городским и образованным, которые выросли в республиканском Афганистане.

В Афганистане многое сейчас – с приставкой "временно". Талибы уже ликвидировали американский вариант страны, но эмират еще не построили. Основного закона нет, судебной системы – тоже. Хаотично появляются запреты и новые правила и часто это инициативы на местах: то, что еще можно в Кабуле, уже нельзя в Гельминте или Кандагаре. В Каписе запретили пышные свадебные торжества, в столице пока праздновать можно. Белые кроссовки носить нельзя нигде, мол, влияние тлетворного Запада. Селфи тоже теперь под запретом, говорят, могут запретить и смартфоны, чтобы даже соблазна не было.

Лидеры политического крыла талибов сразу после того, как взяли под контроль страну, заявляли: права женщин Афганистана они соблюдать будут, учиться, работать и лечиться не запретят, но эта вольница продлилась первые пару недель.

Фазиля более 25 лет работала в Министерстве промышленности и торговли страны, начинала карьеру еще при Наджибулле, правда, был перерыв, когда талибы впервые взяли власть в стране. Потом пришли американцы, и Фазиля работала с неправительственными западными фондами, помогала женщинам страны получать бизнес-образование, проводила семинары, учила открывать стартапы. Ей казалось, что так будет всегда, но американцы сбежали, и теперь Фазиля и такие, как она, не понимают, как вообще жить в Афганистане.

"Талибы сказали, чтобы мы сидели по домам и не выходили на работу, пока они не объявят нам, что можно. Что будет с бизнес-лицензиями, как теперь оформлять экспорт сухофруктов в Инди? У многих сейчас нет средств, чтобы платить своим сотрудникам. Если бюджетникам новые власти еще что-то пообещали платить, то частный сектор практически целиком остался без прибыли. А ведь у многих семьи, дети. Нет денег, нет планов, нет уверенности в будущем. Что это за жизнь?" – жалуется Фазиля.

Кстати, афганские женщины стали главной протестной силой, после того как боевики взяли Кабул. Антиталибские митинги прокатились по всей стране, и демонстраций было больше, чем даже после призывов одного из лидеров антиталибского ополчения – Масуда-младшего – к восстанию. Но протесты быстро подавили – где-то просто словами, где-то талибам пришлось пострелять в воздух, а где-то демонстрации разогнали палками.

При этом действия боевиков "Талибана" поддержали мужчины. Западные гранты и работа НКО не смогли изменить патриархальное афганское общество. А на фоне антиамериканских настроений самостоятельность женщин многие считают лишь следствием враждебных действий оккупационных властей.

Мушган Ахмади родилась при первом правлении "Талибана", но того Средневековья, массовых казней не помнит. Выросла она уж в республиканском Афганистане. Показывает платье с отважным по местным меркам декольте. Она – владелица ателье. Еще пару месяцев назад на эти модели в столице был огромный спрос. Покупали и коктейльные, и вечерние платья. Теперь фабрика не работает.

"Перед приходом талибов на предприятии работали 30 сотрудников. 20 человек занимались продажами, остальные – производством. Сейчас они сидят дома без работы. Талибы сказали нам закрываться, но прозвучало это как временно, мол, будет объявление о новых правилах для женщин, но их пока так и не огласили", – рассказала Мушган.

Судя по всему, Мушган придется переориентировать производство на никабы и абаи. И вряд ли ей это будет по душе. Она закончила университет, ведет свой блог на YouTube и не понимает, почему теперь не может появляться на улице без мужского сопровождения.

Репортер, теперь уже, скорее всего, бывший, национального телевидения Афганистана Шинкай Фурзай говорит: сразу после бегства американцев была надежда на то, что новое временное правительство пойдет на компромисс. Но оттепель была короткой.

"Мы думали, что они действительно изменились за 20 лет. Решили, что нас допустят к работе. Но в реальности, когда я предъявила свое удостоверение новой охране из талибов, меня отправили домой, сказав, что объявят дополнительно, когда можно приходить на работу. И это случилось со всеми женщинами в СМИ. Большинство из них теперь пытается выехать из страны. Надежд на будущее не осталось", – считает Шинкай.

Американские военные бросили в Афганистане десятки тысяч человек, которые работали с оккупационной администрацией. Предали афганских переводчиков, логистов, техников. Белый дом бросил и людей, которые в Афганистане приняли западный образ жизни, а теперь просто не могут перестроиться.

Разочарование молодых и образованных растет еще и потому, что страну поглощает экономический кризис. Даже в Кабуле остановлены все крупные инфраструктурные проекты, строительство, ремонт.

Это до сих пор один из самых комфортных и тихих районов Кабула. Эти дома – по сути, хрущевки – построили здесь советские специалисты в 70-х и 80-х годах. Центральное отопление, канализация и теперь редкость для столицы Афганистана. Кварталы пережили вывод советских войск, гражданскую войну начала 90-х, американскую оккупацию. И теперь это чуть ли не самое ликвидное жилье здесь.

Американцы 20 лет создавали видимость глубинных преобразований в стране, но иллюзия рухнула сразу после того, как последний самолет НАТО поднялся в небо.

"Каждую ночь, когда я ложусь спать, я думаю: мы проиграли. Почему это произошло с нами? Мы все в глубокой депрессии. И женщины, и мужчины", – признается Фазиля.

Она плачет от обиды. Но на самом деле ее слезы тут могут тронуть немногих. Гораздо чаще здесь оплакивают жертв американского военного присутствия. А за 20 лет их и не сосчитать.