Тема:

Лесные пожары 3 дня назад

Огненные "зомби": как существуют и чем угрожают

"Зомби-пожары" уничтожают леса в Арктике. Ученые обнаружили, что очаги возгорания не исчезают полностью даже зимой, а уходят под землю, где тлеют в торфе до весны. С наступлением теплой погоды пожары разгораются с новой силой. Где сейчас в сибирской тайге под снегом скрываются термоточки? И что еще выяснили специалисты в ходе изучения "зомби-пожаров"?

Юго-запад Якутии, правобережная часть долины реки Вилюй, Сунтарский улус. Местные жители обнаружили, что из-под снега в 40-градусный мороз идет дым. В этом месте, как и во многих других районах республики, летом бушевали лесные пожары.

Верховой пожар очень быстро распространяется. Пожарные Авиалесоохраны и добровольцы из числа местных жителей остановили огонь в восьми километрах от села Кутана. Однако полностью уничтожить очаги возгорания не удалось – осенью огонь ушел под землю. В октябре тлеющие торфяники окапывали и заливали тоннами воды. Но продолжало гореть и зимой. И это далеко не единственная термоточка на карте Якутии.

Весной 2020-го специалисты NASA заметили огромную тепловую аномалию на севере республики. Горячие точки находились именно в тех районах, где прошлым летом полыхали самые сильные лесные пожары. "Остаточные", или "перезимовавшие" очаги возгорания – явление не новое, но чтобы зимой, под снегом, в арктической тундре – такого раньше не было.

Аналогичные "зомби-пожары" из космоса зафиксировали и в Сунтарском улусе прошлой осенью – всего около десятка термоточек.

Летом 2021 года лесные пожары были самыми сильными за всю историю наблюдений. От них пострадали Сибирь, Канада, Аляска и даже Гренландия. Дым достигал Северного полюса. Больше всего специалистов настораживает тенденция последних лет – зимние торфяные пожары смещаются все дальше на север.

Исследователи из Амстердамского свободного университета проанализировали спутниковые данные по лесам Аляски и Северной Канады за 2002-2018 годы. Они установили, что большинство зимних очагов совпадает с летними.

Во время "спячки" пожар движется медленно, распространяясь за всю зиму на расстояние от 100 до 250 метров. Весной, обычно через полтора-два месяца после схода снега, происходит вспышка. Зимний "зомби-пожар" часто выжигает корневую систему и почву под уцелевшими от летнего огня деревьями – те погибают и ближе к лету падают.

Иногда "перезимовавший" пожар оказывается чрезвычайно зловредным. Например, в 2008 году проснувшийся огонь сжег почти 14 тысяч гектаров на Аляске – больше трети от всех сгоревших в штате лесов за тот год. А пожар, возникший осенью 2015-го, пережил зиму, с приходом весны возобновился в прежних границах и начал распространяться дальше, что подтверждают спутниковые снимки. "Зомби-пожары" становятся особенно сильными, когда тлеющий огонь ушел достаточно глубоко в торф.

Торф – продукт неполного разложения растительной массы. Основные горючие материалы в его составе – это углерод (больше половины от общей массы) и водород (примерно 5-6%). Кроме этого, в торфе содержатся связанные в молекулах химических веществ атомы кислорода. Это позволяет торфу гореть или тлеть долгое время без доступа воздуха.

"С учетом продолжения климатических изменений можно прогнозировать и то, что эта проблема будет нарастать и в части естественных болот, поскольку они будут подсыхать чаще, сильнее, и такие явления на них будут возникать с большей вероятностью", – отмечает координатор проектов лесной программы Всемирного фонда дикой природы Константин Кобяков.

Беспламенное горение очень устойчиво. Оно может продолжаться годами, даже несмотря на сильные осадки. Потушить торфяные пожары очень трудно. Вода проходит сквозь почву по небольшим каналам, оставляя участки, которые продолжают тлеть. Кроме того, очаги находятся в труднодоступных северных районах. Иногда их можно обнаружить только со спутника, с помощью дистанционного зондирования Земли.

Из-за пожаров, которые теперь не гаснут и зимой, северные леса могут превратиться из важнейшего поглотителя углекислого газа в его источник.