Тема:

Война с гомеопатией 3 месяца назад

Онищенко: гомеопатию признали лженаукой, но не запретили

Академия наук признала лженаукой гомеопатию. Спустя 200 лет ее существования российские ученые решили, что применение гомеопатии "противоречит основным целям отечественного здравоохранения и должно встречать организованное государственное противодействие". Гость "Вестей в субботу" — тот, кто сказал, что признание гомеопатии лженаукой является толчком к более глубокому ее изучению, всем прекрасно известный Геннадий Григорьевич Онищенко, первый заместитель председателя думского Комитета по образованию и науке.

- Зайду издалека: как вы относитесь к политологам?

- Положительно. Это тревожная, но неизбежная часть общества.

- Многие ведь и политологию лженаукой считают, однако, как показывают рейтинги политических ток-шоу, это очень популярные персонажи.

- Это сходные явления. Начнем с того документа, который наделал столько много шума.

- Вы о комиссии Академии наук, которая признала гомеопатию лженаукой?

- Она состоит из очень уважаемых негуманитарных, прежде всего, ученых и академиков.

- Это шпилька в наш адрес, но я ее принимаю.

- Медики тоже гуманитарии. Если почитать этот документ, то он вполне вменяемый. Они ничего не предлагают — не закрыть, не запретить.

- Это важное уточнение, то есть запрет не предусматривается?

- Они предлагают Минздраву еще раз обратиться к этому вопросу. Что такое гомеопатия? В переводе это означает "подобный болезни". Это когда болезнь лечат теми же средствами, которые ее вызывают, то есть применяются те препараты, которые, если их применять в больших дозировках, вызывают подобные болезни проявления в человеческом организме. Гомеопатии 200 лет. Кстати, ее уже пыталось запретить в нашей стране Пироговское общество в царский период.

- Любопытная деталь.

- До 1918 года. Не надо далеко ходить. Недавно Соединенные Штаты тоже пытались разобраться с гомеопатией. И они пошли по тому пути, который во многом прописан в нашем меморандуме.

- Многие люди рассказывают о чудесах, о том, что болел человек, а потом выпил лекарство, которое оказалось-то на самом деле водой, и психологически на него так повлияло, что он взял и вылечился.

- Что такое медицина? Это ремесло, искусство и только потом уже наука. С каждым годом в связи с развитием общих научных знаний о человеке, возможностей диагностики и так далее научного в медицине становится все больше. Члены Академии наук применили жесткий наукометрический, ортодоксально-материалистический подход. Конечно же, как они говорят, что нет подтвержденных научных данных о том, что вот я применил это лекарство и оно дало такой-то результат. Но недаром же с древних времен в медицинском сообществе существуют всякого рода поверья. Например, такое: нас трое, ты, я и болезнь, говорит врач больному, если мы будем вместе, мы ее победим, если мы будем раздельно, мы окажемся в проигрыше перед ней.

- И это работает.

- Это работает.

- Люди собираются и побеждают болезнь.

- Ведь сама по себе вера во врача очень важна. И в этом меморандуме тоже об этом сказано, об эффекте плацебо. Вот вы – врач. Я – больной. Я вам верю. Вы мне даете плацебо, то есть "гипсовую" таблетку, не содержащую ничего, кроме гипса, и мне это помогает. Как это объяснить с точки зрения строгой науки?

- Никак.

- Именно.

- Божественное провидение, если хотите.

- Вот о чем я и говорю. Это искусство. Ведь Сократ говорил: искусство учить и искусство лечить — это те искусства, которые человеку даны от Бога, а не изобретены им самим. Поэтому сегодня грубый материалистический сапог строгой науки может разрушить саму природу, саму логику эволюции медицины от ремесла искусства и потом уже к строго научным знаниям. У нас в последнее время исповедуется так называемая медицина доказательная: чем больше знаний, тем больше есть болезней, когда мы можем доказать результат и видеть его воочию. Почти механический результат. Да, пролечили этим курсом такое-то время, соблюли все стандарты, и вот вам, пожалуйста, результат. Гомеопатия принципиально по-другому подходит к лечению болезни. В официальной медицине, допустим, есть температура — давайте ее снизим, появилась боль — давайте уберем, есть отек — давайте снимем его. То есть симптоматический подход.

- Все мы проходили диспансеризацию, все ходили ко врачу. Вы очень понятно объясняете.

- Они говорят, что мы идем от природы человека, обращаем внимание на психическое состояние, на психотип человека и так далее. Как это измерить? Самое главное, что мне это дает уверенность, что не надо сейчас рубить с плеча. Единственный аргумент вреда гомеопатии они приводят такой: люди начинают лечиться гомеопатическими средствами и теряют время. Потом, когда они приходят в официальную медицину, это уже бесполезно. Вот в этом вред. Но сколько у нас граждан, которые вообще никак не лечатся? Что тут делать? Этот вред можно отрегулировать. Можно с помощью той задачи, которую поставило перед собой Министерство здравоохранения. Когда будут не только ученые, но и практики, но и, собственно, сами гомеопаты проводить дискуссии, находить какие-то решения. Например, такого рода решения, к которому пришли американцы. Да, есть гомеопатическое средство. И если не нашли каких-то видимых научных результатов, то можно сказать, что научных результатов от применения этого препарата нет.

- Оно бесполезно, но не опасно.

- Оно не бесполезно. Нет научных данных подтверждающих. Все. Но те утверждения, когда применять, при каких болезнях, что применять, пусть остаются. Но человек на основании закона — уже другого, о защите прав потребителей — вправе выбрать. Да, кому-то не помогло, а мне поможет, я в это верю, потому что мне сказал тот врач, которому я безраздельно доверяю.

- Если подытожить, значит, пусть продолжается дискуссия, но главное не отказывать классической медицине, полагаясь только на гомеопатию?

- Главный принцип официальной медицины не навредить. Это главный принцип здравоохранения. Важно сейчас разобраться. Комплиментарно скажу, что это решение своевременно. Медицинское сообщество должно оценить со всех сторон, как я уже сказал, с участием всех участников процесса, где-то навести порядок с маркировкой, где-то, может, поумерить пыл и раж коллег, исповедующих гомеопатию. Но самое главное не рубить с плеча, не прекращать все, что было. Это полезное решение. Оно даст возможность навести порядок, более ответственно относиться к тому, что сегодня находится на полках аптек, найти правильные, учитывающие интересы всех сторон и, прежде всего, пациента, решения.

Сегодня