Лев Толстой. 100 лет спустя

Россия готовится к юбилею, связанному с именем одного из величайших писателей и мыслителей прошлого и позапрошлого века. Сто лет назад не стало Льва Толстого. "Нет величия там, где нет простоты, добра и правды", написал он в своей главной книге. Покинув Ясную поляну, он ушёл, чтобы прожить последние годы так, как считал правильным. Но умер от воспаления лёгких на станции Астапово.

Теперь уже и не вспомнят время, когда поезда проходили станцию Астапово почти без остановок. Уже столетие этот железнодорожный узел в Липецкой области - узловое место не только русской, мировой культуры.

"Будем рассказывать историю, как сюда приехал Толстой. Последние шаги его здесь были сделаны", - говорит начальник железнодорожной станции "Лев Толстой" Наталья Щукина.

В 1910 году станции Астапово было всего-то несколько лет, какая уж там гостиница. А у Толстого - температура сорок, идти сам не мог. Сюда привели под руки. В дом начальника станции латыша Ивана Озолина. Здесь русский классик и провёл последние семь дней. Теперь это одноименный посёлок. А его жители поголовно - толстовцы.

"Сам посёлок назван в честь Льва Толстого. Он чистый, уютный. Мы очень довольны", - признаётся местный житель.

Хроника сохранила драматические кадры тех дней. Огромная толпа, провожавшая писателя в последний путь. Где-то мелькает лицо Валерия Брюсова и Леонида Пастернака, художника и отца поэта. Толстой вообще первый великий русских классик, живший в эпоху кино. Восстановление хроникальные материалы вошли в документальный фильм "Лев Толстой: живой гений". На истертой плёнке вехи его удивительной жизни, где семья и соратники Толстого. И он сам, в своей знаменитой крестьянской рубахе. И в окружении десятков ходоков. Среди которых был и отец Александра Исаевича Солженицына, тогда ученик последнего класса гимназии.

"Это просто канат протянут через поколения. Не просто тонкие ниточки, а целый канат. И до сих пор он протянут: то, что ведёт от Толстого к нашей жизни", - подмечает связь времён президент Русского общественного фонда Александра Солженицына Наталия Солженицына.

Толстого называли самым сложным русским XIX века. В финале столетия, полном драм и близких катастроф, он олицетворял ту эпоху - противоречивую и взрывоопасную.

Музей усадьба Толстого в Хамовниках. Старинный дом ещё допожарной Москвы с огромным садом писатель купил за 27 тысяч рублей и прожил здесь долгих 19 лет.

Мемориальный кабинет Толстого. Низкий стул, ножки которого подпилил сам Лев Николаевич, чтобы из-за близорукости быть ближе к рукописи. Пюпитр, за который он вставал, когда уставал писать. Простая и скромная обстановка, но здесь были написаны роман "Воскресенье", повесть "Крейцерова соната" и другие произведения. Отсюда Толстой уедет в Ясную поляну.

Среди тропинок и тихих заводей - простая могила писателя. Он умер, отрекшись от церкви. Его сложные отношения с православием официально закончились отречением в феврале 1901 года. Однако Синод тогда, по сути, констатировал уже свершившийся факт, когда писатель сам порвал с церковью.

"Ни до, ни после его смерти никаких "анафем и проклятий", как утверждали сто лет назад и утверждают сегодня недобросовестные историки и публицисты, на него произнесено не было. Православные люди по-прежнему почитают великий художественный талант Толстого, но по-прежнему не приемлют его антихристианских идей", - поясняет архимандрит Тихон Шевкунов.

За минувший век о Толстом и его духовной Вселенной было написано и сказано немало. В лагере его апологетов и критиков сегодня также многолюдно, как столетие назад. Толстого по-прежнему взахлёб читают, о Толстом жарко спорят. И в сумме противоречивых оценок его наследия несомненно одно - представить мир без гения Льва Николаевича уже невозможно.

Сегодня