Варшава хочет знать об авиакатастрофе под Смоленском всё

Варшава хочет знать об авиакатастрофе под Смоленском всё

Польша не ставит под сомнение выводы отчёта МАК по авиакатастрофе в Смоленске, однако считает его неполным. Об этом заявил сегодня польский премьер-министр Дональд Туск. По его словам, Польша в ближайшее время представит свой доклад об обстоятельствах и причинах трагедии. Результаты технического расследования, обнародованные накануне экспертами Межгосударственного авиационного комитета, вызвали неоднозначную реакцию польского общества. Но даже высшее руководство страны готово признать: ответственность за крушение борта №1 лежит на польской стороне.

Реакция польских политиков на доклад о причинах крушения борта №1 под Смоленском оказалась вполне ожидаемой. Одни категорически и эмоционально отвергли выводы экспертов, другие признают - с основными выводами спорить невозможно.

"В докладе МАК затронуты вопросы метеоусловий, подготовки экипажа, приготовлений к полёту, присутствия главкома ВВС в кабине пилотов. Мы должны принять правду, какой бы тяжёлой она ни была", - призвал своих коллег депутат польского парламента Роман Калиш.

Тяжелее всего, конечно, пришлось родным погибших в трагедии. Вдова генерала Бласика заявила журналистам, что не верит в результаты экспертизы, нашедшей в крови командующего ВВС алкоголь. Но в целом, кажется, и до опубликования отчёта многие итак понимали причины трагедии.

"Конечно, должно быть проведено расследование, которое раскроет всю правду о трагедии. Но основная причина катастрофы известна: они хотели сесть любой ценой. Запасной аэропорт даже не рассматривался", - признаёт Марек Карпинюк, отец погибшего в катастрофе Себастьяна Карпинюка.

В Польше считают, в докладе нет многих значимых деталей. А именно: ничего не сказано о состоянии аэродрома Северный под Смоленском и о подготовке техперсонала. На самом деле, любой желающий может на сайте Межгосударственного авиационного комитета посмотреть окончательный отчёт и увидеть, что на 65-й и на 145-й страницах специально оговариваются все факты, касающиеся и подготовки персонала, и состояния аэродрома. И даже указано, кто дежурил там в роковой день.

Впрочем, власти Польши признают свою ответственность за трагедию.

"Должен признать, что мы не удовлетворены тем, как отнеслись к нашим замечаниям к докладу в МАК. Если бы мы считали, что польская сторона не несёт ответственности за трагедию, этих замечаний было бы больше, и мы оспаривали выводы комиссии. Но мы не спорили, поскольку мы бы пришли к таким же выводам", - заявил министр внутренних дел Польши Ежи Миллер.

Польским политикам, вероятно, было бы легче, если бы доклад содержал слова об ответственности российских диспетчеров за катастрофу. По крайней мере, эта версия в Польше весьма популярна. Дескать, диспетчер мог запретить посадку на Северном.

"Не хочу вступать в полемику, поскольку, напомню, ведётся уголовное расследование, и в его рамках можно прояснить любые вопросы, если у кого-то они остаются. Тем не менее, я несколько удивлён заявлениями о том, что диспетчеры якобы должны запретить посадку. Много раз сказано и доказано, что по действующим правилам командир международного специального рейса самостоятельно принимает решение о взлёте и посадке. Понимаете, диспетчер не имеет право запретить посадку", - пояснил сегодня министр транспорта России Игорь Левитин.

Ещё одна претензия польской стороны: переговоры диспетчеров между собой тоже в докладе не учтены. А они якобы могли многое прояснить. Но тут вообще вышла страшная путаница. Глава МВД Ежи Миллер сначала заявил: "Польская сторона официально обратилась в МАК, но получила отказ". Несколькими часами позже тот же Миллер сообщил, что в начале следующей недели записи будут опубликованы, "решение принято". То есть записи у польской стороны были. А потом Эдмунд Клих, официальный представитель Польши при МАК, заявил: "Записи были предоставлены". Более того, они давно есть на его персональном компьютере. И надо полагать, что будь там что-то сенсационное, то они давно бы утекли в прессу. Как и случилось с засекреченной расшифровкой бортовых самописцев, которые появились на сайте польского МВД ещё летом.

"Кстати, увидел, что уполномоченный представитель Польши сообщил журналистам одну из фраз разговора в диспетчерском пункте, - заметил Игорь Левитин. - Что же, я посмотрел эти материалы, и также могу привести одну из ключевых фраз, связанных с посадкой самолёта. Это решение международного №1. К слову, коллеги сказали, что они намерены опубликовать разговоры диспетчеров. Записи этих разговоров в диспетчерском пункте были официально переданы польской стороне сразу после катастрофы. Никаких секретов от польских коллег здесь нет".

Многим в Польше показалось, что якобы отчёт возлагает вину за трагедию на польский экипаж. Но в действительности МАК вообще не определяет виновных, а только определяет причины и обстоятельства трагедии. А они таковы, что в кабине пилота находились командующий ВВС, глава президентского протокола, и это, конечно, психологически давило на пилота. На записи слышно - вариант ухода на запасной аэродром даже не обсуждался.

Но брат погибшего президента Качиньского Ярослав заявил на пресс-конференции, что доклад МАК полностью неприемлем.

"Мы видим последствия: обвинения польских пилотов и Польши в целом односторонне и бездоказательно. Содержание отчёта - результат позиции премьер-министра Дональда Туска, которому нет оправданий. Мы должны продолжать усилия для выяснения причин катастрофы. Хотя теперь, после публикации доклада, это будет сделать очень сложно", - заявил брат погибшего президента Польши, лидер партии "Право и Справедливость" Ярослав Качиньский.

Реакция Качиньского понятна: он потерял брата, а позиция его партии всегда была откровенно антироссийской. Он и на этот раз пояснял, как может быть расследование объективным, если его проводили российские специалисты. Правда, в Польше несколько заблуждаются, называя МАК российской организацией. МАК - структура международная, в Москве лишь находится его штаб-квартира. Все в Польше ждали, конечно, что скажет премьер-министр Дональд Туск. Его реакция оказалась наиболее взвешенной. Он назвал отчёт неполным, но добавил, что Польша не подвергает сомнению основные выводы.

"Только некоторые польские замечания были учтены в отчёте, - отметил в своём выступлении премьер-министр Польши Дональд Туск. - Это означает, что, по мнению польской стороны, отчёт не является полным. Мы не оспариваем основные положения и выводы комиссии МАК, но всё равно считаем отчёт не полным".

В ближайшее время польская комиссия по расследованию трагедии тоже закончит работу и представит свой доклад. По словам Туска, он намерен обсудить с российской стороной и вопрос о создании совместного отчёта. Не исключил премьер и того, что Варшава может дополнительно привлечь и международных экспертов.

Сегодня

Вы можете получать оповещения от vesti.ru в вашем браузере