Миронову не понравились шалости Набиуллиной

Глава фракции "Справедливая Россия" в Госдуме Сергей Миронов считает, что Центробанк обладает слишком большой независимостью и в нынешних условиях над ним необходимо усилить контроль. Об этом он рассказал "Вестям в субботу" .

- Сергей Михайлович, вы попали под санкции Европейского Союза и Соединенных Штатов. В ЕС заявили, что 15 марта, возможно, санкции прекратят свое действие. Вы ждете эту дату? В вашей жизни что-то изменилось за то время, что вы находитесь под санкциями?

- Абсолютно не буду ждать этой даты. Вы мне напомнили, что, оказывается, я — под санкциями. Ужас! На самом деле я это абсолютно не чувствую, мне это все равно. По поводу их отмены 15 марта, у нас на Руси говорят: бабушка надвое сказала.

- Тем не менее кое-какие последствия санкций на экономике чувствуются, хотя, как мы понимаем, дело отнюдь не в них, а также в замедлении экономики. На фоне вашего крепкого стояния против санкций Европейского Союза вы, тем не менее, собираетесь голосовать против бюджета 15 ноября. В данной ситуации всем вроде бы надо объединиться, а вы — против. Почему?

- Дело в том, что мы не видим от правительства каких-то шагов и действий, отвечающих новым реалиям. Все сделано точно так, как было бы, допустим, год назад, когда никаких санкций, никакого внешнего давления, никакой угрозы не было. Такое ощущение, что члены правительства не выглядывают в окно, не читают газет, не заглядывают в Интернет и живут по старинке. Это нас не устраивает. Кроме того, нас абсолютно не устраивает так называемый налоговый маневр, который, с нашей точки зрения, обязательно приведет к удорожанию прежде всего бензина, а в конечном итоге и к росту цен на все товары и продукты.

- А чего бы вам хотелось? Более мобилизационной экономики?

- Нам хотелось бы прорывных идей с точки зрения развития собственного производства, потому что единственное, что вытянет нашу экономику и поможет действительно выстоять против санкций, — это практически новая индустриализация Российской Федерации. А для этого нужны некоторые вещи. Первое — это совершенно другие ставки по кредитам. Необходимо действительно дать возможность всем хозяйствующим субъектам, особенно в сфере обрабатывающей и перерабатывающей, получить доступ к дешевым кредитам. Должна быть абсолютно другая политика по ввозным и вывозным таможенным пошлинам. И, конечно, необходимо сделать так, чтобы в конечном итоге вкладываться в производство было выгодно. Деньги, как вода, текут туда, где выгодно. Сегодня наше правительство ничего не делает для того, чтобы это было выгодно. В основном финансовом документе страны, бюджете, мы этого не видим.

- Интересное, похоже, 15 числа будет обсуждение бюджета?

- Интересное.

- Вы назвали курс рубля "катастрофичным". Но есть люди, которые с вами не согласятся, например, экспортеры нефти и газа.

- "Газпром" и все, кто продает углеводороды зарубеж. Для них это очень хорошо.

- Это очень неплохо. К сожалению, наш бюджет формируется главным образом не на налоги с дохода физических лиц — не такой еще уровень зарплат в стране — а с налогов с компаний, и чем лучше нефтегазовому сектору, тем лучше экономике.

- Что выгодно General Motors, то выгодно Америке.

- Известна ваша идея лишить независимости Центробанк. А так ли уж стоит это делать в создавшихся условиях?

- Когда мы видим, что Центробанк шарахается и вместо выполнения главной задачи — роста экономики — зациклился только на инфляции и больше ни о чем не думает, мы понимаем, что это меры, возможно, необходимые, но явно недостаточные. С нашей точки зрения, контроль государства в лице и правительства, и обязательно Федерального Собрания был бы очень неплохим подспорьем для корректировки политики Центробанка.

- Тенденция последних 20-25 лет не только у нас, а практически во всем мире — это, наоборот, придание центральным банкам большей независимости.

- Когда экономика растет и когда действие Центробанка любого государства работает на то, чтобы производство и экономический рост действительно поднимались, тогда какие претензии могут быть к Центробанку? А когда мы видим, что эти самые монетарные идеи, либеральные сегодня возобладали и совершенно не отвечают здравому смыслу, сегодняшней повестке дня, в том числе в экономике и в условиях санкций, нам представляется, что какая-то доля контроля и лишение той самой независимости Центробанка были бы более чем уместны.

- Как вы собираетесь это оформить? Это что будет законопроект от "Справедливой России"?

- На самом деле первая попытка уже была, ее сделал господин Федоров, член фракции "Единая Россия". Но эту попытку, естественно, не поддержали. Я думаю, что мы будем обращаться и к президенту, и к правительству с предложением рассмотреть те или иные дополнительные рычаги со стороны государства в лице президента и правительства на Центробанк, чтобы он вспомнил о своей главной задаче, которая прописана в новом законе о Центробанке, — увеличении экономического роста и сопутствии всех необходимых действий для экономического роста. Сегодня Центробанк этого не делает абсолютно.

- В принципе это и в существующей системе координат можно решить? Закон о Центробанке там есть?

- Я считаю, что можно, если будет политическая воля и кто-то, кто на это уполномочен, скажет Центробанку не шалить.

- Какое у вас представление об идеальном курсе? Каим он должен быть?

- Совершенно очевидно, что когда курс рубля по отношению к доллару был в районе 30, это, конечно, были не те параметры. Сегодня, мне кажется, реалиям отвечает примерный коридор от 36 до 39 рублей за доллар. Есть объективный фактор — конец года, уплата налогов в рублях, соответственно, рубли будут нужны, закрытие многих позиций. Поэтому когда Центробанк успокаивает всех нас, что все-таки к Новому году курс рубля стабилизируется, хочется в это верить. Но если жить по принципу "ждать у моря погоды", необходимо принимать самим какие-то реальные шаги для того, чтобы люди не пугались, не шарахались и не ожидали бешеного скачка цен.

- Свободный курс рубля — это ведь большое дело.

- Это все замечательно. Только люди скажут: зачем нам свободный курс рубля, обеспечьте курс в 35 рублей за доллар, и тогда мы будем считать, что это замечательно.

- Вы звучите оппозиционно экономическому курсу правительства. Но при этом 4 ноября, в День народного единства, мы видим вас во главе колонны вместе с Зюгановым, с единоросами, с Жириновским.

- А это наш ответ Чемберлену. Дело в том, что в условиях внешнего давления на Россию, в условиях, когда против нашей страны вводят санкции и фактически объявляют торговую войну, а где-то на горизонте уже маячат ледники холодной войны, в День народного единства мы сочли необходимым продемонстрировать солидарность внешне-политическому курсу нашей страны, солидарность нашему президенту. Впервые в новейшей истории четыре парламентских партии шли в одной колонне, выступали на одном митинге практически с одинаковыми лозунгами. Это все, что касается нашей позиции в отношении реагирования на внешние угрозы. Но решать наши внутренние проблемы мы будем каждый по-своему, предлагая самые разные варианты. И здесь мы, как и раньше, остаемся в оппозиции к "Единой России".

- Один из ваших тезисов на митинге 4 ноября касался признания ДНР и ЛНР. Недавно помощник президента Ушаков заявил, что мы не признаем, но уважаем выбор этих республик.

- Уважаем.

- Это компромиссная формулировка. Ваша партия неплохо наладила связь с партиями Социнтерна?

- Да.

- Теми партиями, которые представлены в Европарламенте. Вы не пытались эту позицию в форме компромисса донести до ваших единомышленников из партии и членов Социнтерна в Европе?

- Мы это делаем постоянно. Мы встречаемся с нашими партнерами по Социнтерну. Мы уже послали туда три меморандума. На встречах в различных частях мира, куда приезжают наши партийцы, передаем, например, диски и флешки с реалиями того, что происходит в Новороссии. Кстати, там моментально меняется настроение. Когда там идут какие-то нападки, обвинения России в агрессии, как только они видят подлинный документ, ситуация меняется. Мы перевели все документы и на английский язык, и на испанский. Последняя встреча была в Боливии. Уважать выборы, которые прошли в Новороссии, — это очень хорошая заявка на юридическое признание. Но в то же время это не признание. Мне кажется, это шаг в нужном направлении. Полтора миллиона граждан двух республик пришли на избирательные участки, отстояв многочасовые очереди. Это очень мощный аргумент против того мифа, который постоянно раздувался в Киеве, что Новороссия — это бедные и замученные людьми с автоматами, сепаратистами граждане, которые мечтают скорее уйти обратно под юрисдикцию Киева, совершенно не хотящие, чтобы там люди говорили на русском языке и жили иначе. И когда они увидели настоящую картину,для Порошенко и всей его команды это был настоящий шок. Когда они увидели реальные результаты выборов. Кстати, явка была в два раза выше, чем на выборах 26 октября в Верховную Раду Украины. Это сильная заявка на реальную самостоятельность и независимость. Мы считаем, что вслед за уважением необходимо юридически признавать. Прецеденты есть: Южная Осетия, Абхазия. Почему бы и нет?

- Когда вы со своими партнерами по Социнтерну это обсуждаете, какие-то подвижки не на микроуровне, а на макроуровне наблюдаете?

- Пока не очень. Но последние трагические события в Донецке, когда мины, выпущенные украинскими военнослужащими, убили школьников, возмутили весь мир. Американцы были вынуждены сделать заявление. Правда, они, заявляя о том, что озабочены убийством детей, в то же время верят сказкам Киева, который все еще рассказывает, что это якобы сепаратисты сами по себе стреляют и убивают собственных детей. Но в то же время и Штаты, и Евросоюз, и ООН уже сделали заявления, осуждающие убийство школьников. Это тоже первый шаг к тому, чтобы более реально воспринимать то, что же там происходит.