Бесконечный мир счастья: как ЭКО меняет жизнь женщин

Обычное дело — человек родился. Но Светлана забывает слова: когда сына прикладывают к груди, она все еще не верит. Два года — по больницам и врачам. Диагноз прогремел как приговор: у мужа — бесплодие. Им предложили единственный выход — ЭКО.

"Проблема бесплодия стоит не только в России, но и в мире, потому что это — болезнь цивилизации. И многие факторы внешней среды, нашего образа жизни современного, когда мы обездвижены, когда мы у компьютеров, когда мы много едим, пьем, курим, — все это влияет", — отметила Надежда Башмкова, профессор, заведующая отделением ВРТ Уральского НИИИ охраны материнства и младенчества.

Ребенок из пробирки — это давно не сенсация. Процедуру ЭКО в России проводят 60 тысяч раз в год. Но только каждая третья беременность заканчивается родами. Одна из причин — зрелый возраст: это в прошлом веке было принято рожать молодыми, теперь — когда молодость уже на исходе.

"Если мы возьмем группу 40-42 года, то это уже около 20% частота наступления беременности. А старше вероятность наступления беременности — 4%. И это только беременности, а не родов", — сказала Ксения Краснопольская, руководитель отделения репродуктологии МОНИАГ, член-корреспондент РАН. Ей сначала говорят "помогите, пожалуйста", потом приходят сказать "спасибо".

Ирина с мужем ждали ребенка семь лет. Пять неудачных попыток: Ей было 42, когда эмбрион, наконец, прижился. Ирина вымолила это счастье: летала даже в Иерусалим, просила ребенка у Бога.

В кабинете Ксении Краснопольской — калейдоскоп из детских лиц — малыши, рожденные после ЭКО. Аня показывает своих: им тогда было по два года. Теперь — уже четыре. Анне тоже ставили бесплодие. Но воспитанная в многодетной семье, она мечтала стать матерью. В Московском НИИ акушерства и гинекологии эту мечту осуществили. Она снова готовится к ЭКО. Хочет еще двоих.

Когда в Союзе впервые применили этот метод, он казался научной фантастикой. Оплодотворить яйцеклетку сперматозоидом вне человеческого тела — in vitro. Елена Калинина, директор клиники репродуктивного здоровья, участвовала в этом эксперименте.

"Вопрос был в том, что немалая часть женщин не может иметь детей просто потому, что у них удалили маточные трубы. И эти женщины были обречены на бездетность. Поэтому первые наши пациенты были женщины после таких операций, и другого способа получить ребенка у них не было", — говорит Калинина.

Первой русской девочке, зачатой в пробирке, сегодня — 33. Она сама уже — мама. Бесплодие не передалось по наследству, хотя скептики от науки предрекали проблемы со здоровьем.

Сегодня уже не надо объяснять, как под микроскопом зарождается новая человеческая жизнь. Каждый эмбрион проверяют на генетику. Теперь даже у ВИЧ-инфицированной пары может родиться здоровый малыш.

"Мы пока не можем ничего менять, но мы можем выбирать здоровые эмбрионы, исключать рождение детей с такими заболеваниями, как синдром Дауна, синдром Эдвардса, Патала, которые могут и наследоваться от родителей, а могут возникать спонтанно", — пояснила Нина Сесина, заведующая лабораторией эмбриологии медцентра.

Это, конечно, не так романтично. Таинство зачатия при искусственном оплодотворении — процесс сугубо научный. С помощью специальной трубки врач переносит эмбрион в полость матки, зародыш должен там закрепиться. Процедура занимает 5 минут. А потом — две недели томительного ожидания: быть мамой или не быть?

В российских клиниках обычно подсаживают 1 или 2 эмбриона. Если больше, это чревато осложнениями. Но Розалина смогла выносить тройню. Она только на УЗИ узнала, что яйцеклетка сама по себе разделилась. И теперь у нее есть Лев, Маркел и Филипп.

В американских клиниках женщине переносят только один эмбрион. Сейчас ученые работают над тем, чтобы увеличить выживаемость эмбриона до 50%.

"Сейчас есть возможность предложить процедуру ЭКО, приближенную к более естественным условиям, без задействования медикаментов. Используется яйцеклетка, которая формируется в течение месяца в матке пациентки, мы проводим процедуру забора яйцеклетки, оплодотворяем ее и возвращаем обратно матери", — рассказал репродуктолог Майкл Диматтина.

На фигуристку Алису Лью, самую юную чемпионку Америки сред взрослых, сегодня делает ставку вся страна. Она прыгает триксели и квады. Ей пророчат олимпийское золото в Пекине в 2022-м. Вне льда у Алисы тоже интересная история – ее родила суррогатная мать. Воспитывает девочку отец. В Штатах каждой третьей женщине предлагают донорские яйцеклетки.

А в Великобритании предпочитают до последнего работать с генетическим материалом родителей. Доктор Раеф Фэрис показывает новую электронную систему, которая определяет, насколько эффективна процедура ЭКО для конкретного человека.

"Великобритания вступает в новую эру — трансплантации матки. Подобные операции позволят пересаживать матку женщинам, у которых она отсутствует или у которых сильно повреждена шрамами",- сказал Фэрис.

Российские ученые бьются над тем, чтобы повысить эффективность приживаемости эмбриона. В Уральском НИИ охраны материнства и младенчества используют экспериментальный метод: выделяют из крови плазму и вводят в матку.

"Это делается для того, чтобы улучшить чувствительность эндометрия к эмбриону, чтобы они могли вместе сродниться, так сказать, эмбрион мог прикрепиться к матке", — пояснила акушер-гинеколог Александр Храмцова.

Когда ЭКО оплачивали пациенты, оно было доступно только состоятельным людям. Одна процедура — примерно двести тысяч рублей. Теперь это — часть национального проекта "Демография".

Это стало доступным не только в больших городах. Село Глинищево Брянской области. В районной больнице открыли отделение вспомогательных репродуктивных технологий. Здесь у Юлии Панаскиной родились близнецы Елизавета и Софья.

В диагноз "бесплодие" Александра долго не могла поверить. Ей было тогда 23. Врачи не делали прогнозов, не давали надежду. Она сама решилась на ЭКО. Так на свет появились Варвара и Демид. А спустя два года уже без помощи врачей родился Алексей.

Ее день теперь расписан по минутам. В семь отвозит дочь на фигурное катание, старшего сына — на каратэ, младшего — в детский сад. А еще в расписании — работа и домашние дела. И для нее это — бесконечный мир счастья.