Русские напоминают латышским властям, что их родной язык не иностранный

Президент Латвии Раймонд Вейонис подписал закон о переводе всех школ национальных меньшинств на латышский язык обучения с 2021 года. Понятно, что это бьет там прежде всего по русским. В Латвии по-русски говорят 40% населения. В ответ люди вышли на акции протеста. Слушать их, правда, никто не стал.

Плохо для русских. Не украшает латышей. И не украшает Европу. Куда лучший пример подает соседняя Финляндия. При том что шведов там 6%, шведский язык там государственный наравне с финским. Православных там чуть больше 1%, православие в Финляндии равноправно с лютеранством. Все культурно.

Каково сейчас русским в Прибалтике?

Строго говоря, русских школ в Латвии нет с 2004 года. Старшеклассники давно должны изучать, как минимум, 60% предметов на государственном языке — латышском. Поправки в закон об образовании сводят возможности получать знания на родном языке практически к нулю.

Узкие улицы старой Риги как будто усиливают звук барабанов. Акция, конечно, очень шумная. Но, как говорят организаторы, тише нельзя, ведь в Латвии почти 40% населения называют русский язык своим родным.

Но занятия по латышскому языку в старших классах едва ли не главные. Школьные экзамены в Латвии можно сдать только на государственном языке. Другой вопрос, что на подготовку по тому или иному предмету детям тоже нужно время.

"Если недостаточно владеющий латышским языком учитель физики на плохом латышском объясняет недостаточно понимающим детям физику, в результате не будет ни хороших знаний по физике, ни хорошего латышского языка", – считает Яков Плинер, президент школы "Эврика", доктор педагогических наук.

За качеством латышского пристально следит инспекция государственного языка. Ревизоры могут проверить любого сотрудника любой организации. Учителя, хоть и обязаны для допуска к работе сдавать строгий экзамен, впоследствии могут быть подвергнуты новым тестам и собеседованиям.

По результатам предыдущей проверки школа лишилась государственной аккредитации и теперь на грани закрытия. То, что за 25 лет работы все выпускники свободно поступили в ведущие вузы Европы, никого не интересует.

Чем не довольны учителя, а также школьники и их родители, латвийские власти как будто не понимают.

"Я уверен, что плавный переход на латышский язык в образовании — это правильный путь. Так и должно быть", — заявил Раймонд Вейонис, президент Латвии. С ним не согласны, как минимум, три тысячи его сограждан, которые вышли на марш протеста в столице страны.

"Мы хотим, чтобы с нами разговаривали, слышали о наших интересах. Сейчас из нас делают рабов и людей второго сорта. Но это тоже наша земля, это наша родина. Кто-то решил, наших детей "облатышить". Мы не станем латышами, даже если очень этого захотим", — заявил Руслан Панкратов, правозащитник, бывший депутат Рижской думы.

Запрет русского языка в школах обсуждает сейчас вся Латвия. Учитывая, что через полгода в стране парламентские выборы, ситуацию точно попытаются использовать политики.

"Это вопрос не отсутствия знания языка, а, скорее всего, некоего такого политического решения, которое задело и оскорбило очень многих. Потому что решение о переводе школ на латышский язык было принято без учета мнения русскоязычных", — отметил Вадим Радионов, заместитель главного редактора радиостанции Baltkom.

Русский в Латвии считается языком общения национальных меньшинств, но есть в стране место, где так называемое меньшинство составляет 85% местных жителей. Это Даугавпилс, второй по величине город Латвии.

До 1920 года Даугавпилс назывался Двинском, и по последней переписи населения царской России латышей здесь было полтора процента. Остальные — немцы, евреи, поляки, эстонцы, белорусы и конечно, русские.

"Документы свидетельствуют, что русские здесь жили с XII века", — рассказал отец Алексий Жилко, настоятель Даугавпилсской старообрядческой общины.

Предки самого отца Алексия, как и его прихожанки Евгении и ее трех дочерей, поселились на Западной Двине в XVII веке. И когда власти нынешней Латвии называют русских "некоренными жителями", "оккупантами" и пытаются запретить язык, жители Даугавпилса оскорбляются.

"Мы не против учить латышский, мы против учиться на латышском, когда ребенок зубрит, не понимая, что он зубрит, только чтобы пойти, ответить и забыть", — говорит Евгения Крюкова.

Дочке рижан Виктории и Виталия на занятии по латышскому языку попыталась преподать совсем другой урок.

"Учитель спросила, давно ли дочь приехала с родителями из России. Она сказала, что никогда не была там. И поступило следующее предложение: у нас есть вокзал и поезд "Рига – Москва", — вспоминает Виктория Андриман.

Виталия и Викторию мы встретили на субботнике на месте бывшего гарнизонного кладбища 26-го пехотного полка Императорской армии. Во время войны нацисты хоронили здесь жертв концлагеря "Саласпилс", и чтобы скрыть следы своих преступлений, сравняли погост.

О том, что русские в Латвии не иностранцы, напоминает и старинное солдатское кладбище в Саласпилсе, и купола церквей в Даугавпилсе, и вензеля с кириллицей в Старой Риге, и так похожий на псковские палаты купеческий дом на улице, которая когда-то называлась Русской. А главное — сами русские, которые готовы громко напоминать латышским властям, что их родной язык не иностранный.