Тема:

Заключение Брейвика 1 месяц назад

Руководству тюрьмы придется оправдываться в суде за отключение Интернета у Брейвика


фото: Global Look Press


EPA


EPA


EPA

В Норвегии стартует новый судебный процесс по делу Андерса Брейвика — организатора и исполнителя терактов в 2011 году. При этом преступник и государство теперь поменялись ролями. Брейвик — истец. А представителям норвежской тюрьмы придется оправдываться за то, что отключили неонациста от Интернета. Чем еще не угодили террористу скандинавские власти.

Андерс Брейвик теперь зачитывается не манифестами неонацистских организаций, а европейской конвенцией о правах человека. И подает в суд на норвежское государство. Основания серьезные: самому известному убийце в истории Норвегии запретили пользоваться в тюрьме Интернетом и общаться не разрешают – ни с другими заключенными, ни с последователями-неонацистами.
Судебный процесс начинается сегодня. Тюрьма, где проходят слушания, оцеплена спецназом, воздушное пространство над ней объявили бесполетной зоной.

"Все это из-за изоляции, которой подвергают Брейвика. Он не общается с другими людьми вот уже почти пять лет. Поэтому мы судимся с государством. Мы хотим ослабить режим изоляции. Брейвик очень страдает. Он учился, но теперь забросил свои занятия. И я рассматриваю это как пример того, что ему плохо", — говорит Ойстайн Сторрвик — адвокат Андерса Брейвика.

Брейвик составил целый список своих претензий. Пункт первый: сотрудники тюрьмы регулярно досматривают его, в том числе в обнаженном виде, и присутствуют при общении Брейвика с врачами. Второе — его почту и звонки контролируют. От Интернета отключили, часть писем не отправляют. В администрации тюрьмы объясняют, что ограничения наложили не просто так. В планах Брейвика — создать целую террористическую сеть. Тем более что в условиях миграционного кризиса его идеи популярны как никогда. Отсюда и запреты на общение и одиночная камера.

Мы знаем много случаев знаменитых людей, которые сидели в одиночке. Писали. Но вообще одиночная камера очень воздействует на психику, особенно слабую. В какую сторону все это сместилось у Брейвика сказать сложно. Но сказать, что у Брейвика все в порядке с психикой сложно. Он вменяем, но это не значит, что он психически здоров.

В обширном списке Брейвика можно еще найти следующие претензии: звуки из соседних камер мешают сосредоточиться на интеллектуальном творчестве. Выключатель телевизора находится за пределами камеры — неудобно очень.

Одежда не самая комфортная, увлажнителя воздуха нет, сотрудники тюрьмы намеренно громко топают, да и вид из окна плохой. И правозащитники призывают отнестись к претензиям Брейвика серьезно. И утверждают — шансы выиграть дело у террориста неплохие.

"Если Брейвик выиграет дело и суд придет к выводу, что права заключенного нарушают, то администрации тюрьмы придется изменить условия содержания. Тюремные службы, однако, сейчас утверждают, что ни о каких нарушениях международных конвенций речи не идет", — отметила Ина Стромстад — судья округа Осло.

Живет террорист в трехкомнатной камере. В его распоряжении — спальня, спортзал и рабочий кабинет с компьютером. До недавнего времени заключенный даже учился заочно в лучшем университете Норвегии. Заказывает себе еду в камеру на выбор. Иногда правда жалуется, что кофе приносят негорячим. А ведь соверши Брейвик подобное преступление, допустим, в США. Желание у него было бы только одно – и то последнее.

Такая жизнь террориста обходится норвежским налогоплательщикам в 600 тысяч евро в год. В месяц выходит по 50 тысяч. И все по закону — либеральному норвежскому.

"Мне кажется, это абсурд — сама ситуация, что террорист может подать в суд на норвежское государство. Он убил 77 человек, причинил боль сотням людей. И нас очень беспокоит, что он сможет общаться с другими людьми и расширять сеть своих сторонников. Лично я надеюсь, что Брейвик навсегда останется в тюрьме и этот процесс никак не повлияет на его жизнь в камере", — заявила Лизбет Кристин Ройнланд — лидер "Национальной организации поддержки жертв 22 июля".

В норвежских тюрьмах в целом живут неплохо. Есть теннисные корты, поля для гольфа, скалодромы, конюшни. В одной из тюрем висят подлинники картин стоимостью в миллион долларов. Вот Брейвик и протестует, что его в одиночной камере всех этих развлечений лишили.

В убийствах террорист признался, но считать содеянное преступлением отказывается до сих пор. Взрыв в Осло и бойню в молодежном лагере террорист назвал действиями "ужасными, но необходимыми". Почти 8 десятков убитых, полторы сотни раненых — и все это по задумке Брейвика — ради того чтобы выпустить предупреждение для мультикультуралистов и государственных изменников.

От распространения своих идей террорист не отказывается до сих пор. Так что остается лишь надеяться, что идеи Брейвика как можно дольше не покинут пределы его комфортабельных тюремных апартаментов.