Выставка в Третьяковке: ватиканские шедевры и тройное чудо

"Пинакотека" — слово древнегреческое. Так называлось левое крыло афинского Акрополя, где находилось собрание картин, принесенных в дар богине Афине. Слово подхватили в Древнем Риме. И именно так – Пинакотека — называется один из ватиканских музеев.

С тех пор как в Ватикан были возвращены шедевры, похищенные Наполеоном, еще никогда такое их количество единовременно не отправлялось вновь в путь. Куда? В Россию, в Москву, на выставку в Третьяковскую галерею, которая открывается 25 ноября.

В эксклюзивном интервью "Вестям в субботу" директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова рассказала о том, чем любителям искусства запомнится эта грандиозная выставка.

- Зельфира Исмаиловна, показывайте, что у вас вечного? У меня немного колени дрожат даже при входе.

- Я до сих пор не могу поверить в то, что эти невероятные полотна находятся в Москве, в Третьяковской галерее.

- То есть этого не может быть, потому что этого не может быть?

- Да. До того момента как стали распаковывать ящики, я, честно говоря, так и не верила до конца, что это происходит.

- В России такого никогда не было?

- Не только в России — никогда за всю историю Пинакотеки Ватикана на одну выставку куда бы то ни было не выдавалось такое количество полотен самого первого порядка, полотен, которые являются вечным достоянием человечества.

- "Вечный Рим", вечное достояние… Рафаэль, Караваджо…

- Джованни Беллини, Пуссен, Гвидо Рени, Гверчино, Карло Кривелли, Фра Беато Анджелико, Эрколи де Роберти, Мелоццо де Форли и многие-многие другие!

- Ничего крупно показывать нельзя, согласно правилам, но пока еще есть пустые места. Чем они заполнятся?

- Будут два придела из раннего алтаря Рафаэля, центральная часть которого — "Положение во гроб" — находится в галерее Боргезе.

- Можно я поэстетствую?

- Пожалуйста.

- Мне кажется, что незримо здесь присутствует еще один мастер. Мы с вами идем по овалу, который очень напоминает площадь Святого Петра в Ватикане. Я говорю о колоннаде Бернини.

- Вы абсолютно правы. Это было то решение, которое нам предложил известный архитектор Сергей Чобан, приглашенный нами оформить эти выставочные пространства.

- Люди смогут воспользоваться аудиогидом, который озвучил Вениамин Смехов?

- Совершенно верно.

- Это потрясающе!

- Текст написал Аркадий Ипполитов. Это очень умная и тонкая интерпретация того, что люди увидят на стенах.

- Несколько организационных вопросов. Надпись "Вечный Рим". Некоторые наши соотечественники, чьи религиозные чувства периодически оскорбляются, могут вам сказать: какой такой "Вечный Рим", у нас здесь "Третий Рим", какое такое католическое искусство на православной почве?! А как вы относитесь ко всем этим оскорблениям чувств, атакам на выставки, которые были в последнее время?

- Думаю, что положительно к этому относиться невозможно, но я бы хотела сказать, что эта выставка начинается иконой XII века, которая была написана еще до схизмы, до разделения.

- На православие и католицизм?

- Да. Сама идея этого проекта, инициатива принадлежит президенту Российской Федерации Владимиру Владимировичу Путину и Папе Франциску Первому. Кстати на выставке представлены иконы с изображением святого Франциска Ассизского, чье имя принял Папа Франциск Первый. И эта выставка задумывалась как часть обменного проекта. Выставка из Ватикана в Москве предшествует выставке русской живописи, которая состоится в Ватикане осенью следующего года.

- Это вы уже повезете из Третьяковки?

- Да. Мы представим ту версию интерпретации священных сюжетов, которая создавалась веками на Руси. Мы начинаем с древнерусских икон и показываем, как одни и те же священные сюжеты и темы интерпретировались в иконописи и светской живописи XIX века и начала ХХ века, когда они обретают характер вечных тем, где древнее и священное переплетается с тем, что волнует и волновало современников тех великих русских мастеров, которые создавали эти полотна. Это такие фигуры, как Александр Иванов, Иван Крамской, Николай Ге и многие другие художники. И мы тоже не поскупимся на шедевры. То, что мы отправляем в Ватикан, — вещи со стен Третьяковской галереи.

- Голова кругом идет от того, какое количество шедевров нас окружает. Пройдут считаные дни, здесь будут ходить люди. Как вы в этот раз, учитывая опыт выставок Серова, Айвазовского, построите режим посещения?

- Мы его построим так же, как мы предложили на выставке Айвазовского, — по сеансам. Каждые полчаса будут запускаться где-то 90 человек. Это небольшие залы, и на стенах висят действительно очень важные, ценные для всего человечества произведения, которые требуют очень внимательного и вдумчивого всматривания и прочтения, так что мы хотим создать для наших посетителей ту атмосферу сосредоточенности, которая позволит им удивиться, восхититься, и наконец поверить в то, что сегодня в наши сложные и тяжелые времена возможен такой уровень доверия и такой уровень дружественности, который позволил этим вещам оказаться в Москве.

- Получилось своего рода тройное чудо. Сразу столько шедевров в Москве, основано все это на доброй политической воли, проявленной президентом России и Папой Римским. Но, ведь в определенный момент по финансовым соображениям выставка оказалась под вопросом?

- Да, вы абсолютно правы. Я бы еще хотела добавить, что здесь присутствовала невероятная добрая воля сотрудников музеев Ватикана, которые восприняли то, что мы предлагали, и которые ответили волшебным словом "Si" на наше пожелание. Был невероятно важный момент, когда мы приехали в Ватикан и наши коллеги зачитывали список и говорили "Si". И когда "Si" прозвучало в отношении "Положения..." Караваджо и картины Пуссена " Мученичество святого Эразма", я поняла, что можно дальше не слышать.

- Все! Выставка случилась!

- Потому что все, что уже могло произойти, произошло. Да, эта невероятная и уникальная возможность была поставлена под вопрос финансовый, возникли непредвиденные сложности.

- Кроме транспортных застрахованных рисков еще ведь есть всевозможные страховки?

- Страховка и вообще все, что необходимо предпринять для того, чтобы безопасно перевезти эти вещи. Я думаю, что мы все должны быть признательны Алишеру Бурхановичу Усманову за то, что он принял очень быстрое решение и сделал так, чтобы этот проект был реализован. Поэтому огромные слова благодарности ему не только от меня, от всех коллег, от всех, кто придет на эту выставку.