Кому война, кому мать родна: Порошенко пытается разжечь затухающий интерес к Украине

Одно из важных мировых событиях, определяющих нашу жизнь, - события на Украине. Гость "Вестей в субботу" - председатель думского комитета по делам СНГ Леонид Калашников.

- Леонид Иванович, зона противостояния — Авдеевка.

- Да.

- Версии ряда людей — неизбежное было столкновение в силу того, что насколько близко стоят военные. Есть еще одна версия, что началось все со случайности — один патруль нарвался на другой. Или вы считаете, что происходящее на Украине не случайность?

- Не случайность, потому что как раз из Авдеевки все время обстреливали Донецк.

- Там 10 километров.

- И если бы это было впервые, вдруг там они столкнулись, тогда это можно было понять. В этот момент может произойти что угодно, когда эту линию никто не разграничит. Я только приехал из Приднестровья. Был там с главой, встречался с новым президентом. Мы с ним говорили о непризнанной Республике Приднестровья. Он сказал: "Непризнанная, зато у меня не гибнут люди, как сейчас в признанной".

- И границы четко определены.

- Да, граница четко определена. И это происходит благодаря, кстати, российским миротворческим войскам. И я задумался. Конечно, это неприятно слышать некоторым, особенно нашим либералам. Действительно, Абхазия, Осетия, Приднестровье — благодаря кому там сегодня не гибнут люди? Благодаря в том числе и российским войскам. Только они смогли обеспечить это. Кричали в Сирии: войска Асада, государственные, воюют с повстанцами, прекратите. А здесь что? Какие войска? Войска государства.

- Главное, что мы можем констатировать, что выгодна вся эта история, конечно, Порошенко.

- Конечно.

- На фоне смены американской администрации. Но вот что самое любопытное. Пресс-секретарь Трампа, выступая, от Украины, в общем, отмахивается. Госдеп США впервые за многие месяцы делает заявление по ситуации, но не упоминает Россию. Я взял специально распечатку очень интересную. Это статья Тома Грэма, ближайшего сотрудника Киссинджера, которого прочат, возможно, в послы США. И он отстаивает позицию, что надо бы договариваться по Украине России и Америке, чтобы она получила внеблоковый статус. Думаете, все-таки есть какие-то подвижки в западном восприятии?

- Думаю, что Грэм как раз копнул глубоко. Тому, кому предложили вступить в НАТО, или тот, кто туда стремился залезть (скажем, Грузия, Украина и Молдавия), — все они получили дестабилизацию у себя в стране, потому что большая часть населения этого не хочет. И вот это так называемое восточное партнерство, по сути говоря, разрушает эти страны. Поэтому, думаю, что и Грэм как специалист, и другие окружающие Трампа люди сейчас должны что-то предпринять. Самое главное (вы правильно сказали, точнее, процитировали Грэма) - что только Россия и США способны прекратить этот конфликт, потому что именно США, если уж говорить честно. Вспомним высказывание Клинтон, когда она еще была. руководителем Госдепартамента, о том, что мы не дадим воссоздать Советский Союз. Если глубоко копнуть туда, ассоциация, евроассоциация или Евразийский союз — все это лежит в основании этого конфликта.

- В ЛНР произошел взрыв. Кто это мог сделать? 

- Уже объявили о том, что работала диверсионная группа. Даже установлены ее пути подхода, отхода.

- Украинская?

- Естественно. И вот эта тактика последних месяцев, которая проводится на территории ДНР, ЛНР, заключается в следующем: отстреливать руководителей, ярких, активных, кто определяет там эти позиции. Это, к сожалению, уже не первый, боюсь, что и не последний раз. Это война, которая сказывается на повседневной деятельности.

- Что делать?

- Когда я вам привел пример вот этого моего посещения Приднестровья, сказал о том, что тут других вариантов нет. Либо это конференция, как это было по Сирии в Астане, Женева, и дипломатия всегда имеет место быть, потому что война всегда заканчивается миром, или перемирием, или капитуляцией. В противном случае нужно разъединять войска, потому что сегодняшнее руководство Украины еще пару раз может так спровоцировать, и тогда придется вводить либо Международные миротворческие силы, либо же России вводить свои.

- А кто захочет эти миротворческие силы?

- Да никто и не стремится.

- Линия разграничения. Города находятся друг от друга на расстоянии несколько километров.

- Я был на кипрской линии разграничения и еще на многих других.

- Там есть и 200 метров, и 20.

- Ну, сделают. А что делать, если люди гибнут? И тот же Порошенко то к Меркель полетит — обязательно война, обязательно военные действия. Прилетает для того, чтобы вызвать интерес к себе. Он, этот интерес, затухает. Трампа переизбрали, Европа в разобранном состоянии.

- А несчастные люди в Авдеевке?

- Глупо не видеть. Тем более эксперты или политики, которые находятся в Европе или Америке, это прекрасно видят. И в противном случае они предложат: хотите так — давайте так. Придется нам этот конфликт замораживать и вводить туда миротворческие войска. Вроде бы никому от этого лучше не будет в долгосрочной перспективе, но сегодня люди перестанут там гибнуть.