Тема:

Российско-турецкие отношения 11 месяцев назад

Извинения Эрдогана приняты. Что дальше? Реплика Георгия Бовта

Стоит ли россиянам рассчитывать, что после извинений президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана за сбитый 24 ноября 2015 года российский самолет они смогут уже этим летом отправиться в какую-нибудь Анталию на дешевом чартере? Это будет зависеть от того, как быстро пойдет улучшение наших отношений. Состоявшийся накануне 40-минутный телефонный разговор Владимира Путина и Эрдогана показал, что они готовы взять на себя решение таких задач, договорившись о личной встрече. А 1 июля глава турецкого МИД Мевлют Чавушоглу прибудет в Сочи на заседание совета министров стран-членов Организации Черноморского экономического сотрудничества. После разговора президентов было объявлено о грядущем снятии ограничений на организованный российский туризм в Турции.

Российско-турецкие отношения имеют много измерений. Резко продвинуться по всем направлениям после 7-месячного кризиса в отношениях, наверное, не удастся, но определить приоритетные направления ко взаимной выгоде возможно.

Произошедший теракт в стамбульском аэропорту стал напоминанием про общую угрозу терроризма, даже на фоне разногласий по Сирии, где Анкара вела сложные игры с разного рода исламистскими группировками, запрещенными в России, начиная от ИГИЛ и кончая "Джебхат-ан-Нусрой" и "Ахрар-аш-Шам". Но если раньше в большинстве терактов в Турции, а их за последний год было более 20, обвиняли курдов, то теперь власти указывают на ИГИЛ. Это может стать основой для сближения позиций Москвы и Анкары по Сирии, где Анкара по-прежнему хочет свержения режима Башара Асада. Но без сближения позиций по Сирии кардинально улучшить отношения не удастся.

Впрочем, теперь Эрдогану, столкнувшемуся с действиями боевиков ИГИЛ уже на своей территории, придется жестче контролировать турецко-сирийскую границу и прекратить снабжать радикалов оружием. Турецким спецслужбам придется прекратить вести с исламистами сложную двойную игру. Россия также могла бы содействовать Турции в обсуждении болезненной для нее проблемы Сирийского Курдистана, где де-факто установлена курдская автономия, расползания которой Анкара боится, как огня. Сейчас вопрос о падении режима Асада уже более не актуален, в отличие от середины прошлого года, когда такая угроза была. Боевики ИГИЛ находятся в худшем состоянии, чем прошлой осенью перед началом операций российских ВКС и на фоне усиления борьбы против них со стороны официального Дамаска, США и групп умеренной оппозиции. Все это создает для Турции и России больше оснований для сближения позиций, чем полгода назад.

Накануне начала кризиса в отношениях взаимная торговля России и Турции превышала 30 миллиардов долларов. Турция была пятым по величине торговым партнером России, между нашими странами действовал даже упрощенный таможенный коридор. Говорили о планах увеличения через 8-10 лет товарооборота до 100 миллиардов долларов. Турция не присоединилась к антироссийским санкциям Запада, и такое казалось возможным. Турция была также самым массовым выездным направлением в летнем сезоне для россиян. В 2014 году там побывало около 4,5 миллиона наших туристов. В этом году спад российского турпотока составил 95%, но и европейцев на фоне проблем с безопасностью приехало на треть меньше. Потери Турции от сокращения турпотока в этом году могут составить 8-12 миллиардов долларов. Сейчас туристов на некогда забитых популярных пляжах почти нет.

Кроме того Турция до введения против нее торговых ограничений Россией поставляла в наши магазины только продовольственной продукции на 800 миллионов долларов, занимая, к примеру, половину рынка томатов. А важнейшую роль в наших отношениях даже теперь продолжает играть энергетика. Российские компании — серьезные игроки на турецком рынке. Крупным поставщиком топлива выступает, например, "Лукойл" — у него более 600 заправок в стране. Крупные инвестиции в Турции имеются у российских электроэнергетических компаний. Еще в 2010 году "Росатом" заключил договор о строительстве в Турции АЭС "Аккую" стоимостью 20 миллиардов долларов.

"Газпром" удовлетворяет до 60% объемов потребления газа, поступающего через Украину и по газопроводу "Голубой поток" по дну Черного моря. За неделю до инцидента с нашим самолетом Путин и Эрдоган как раз обсуждали перспективы строительства второго газопровода через Черное море "Турецкий поток" вместо "Южного потока", который был заблокирован Евросоюзом. Соглашение тогда не заключили из-за разногласий по цене поставок, однако проект может быть реанимирован теперь в контексте планов Турции создать у себя газораспределительный хаб для нужд всей Южной Европы. Сюда, кстати, вписывается объявленная на днях нормализация турецко-израильских отношений, испортившихся шесть лет назад после расстрела израильским спецназом конвоя, везшего помощь палестинскому сектору Газа. Израиль тоже планирует поставлять газ в Европу. В несопоставимых с Россией объемах, конечно, но одним из маршрутов поставок может стать Турция. Для "Газпрома" же "Турецкий поток" мог бы стать вариантом гарантированного избавления от хлопотного газового транзита через Украину.

Извинение за сбитый самолет было лишь одним из условий для нормализации отношений с Турцией. Другие — выплата компенсаций родственникам жертв инцидента, а также наказание виновных в смерти летчика Олега Пешкова, который был расстрелян с земли, когда спускался с парашютом, предположительно боевиком Альпарсланом Челиком, связанным с террористической организацией "Серые волки". Судебный процесс над Челиком начался 28 июня.

Вряд ли в Москве, хотя и приняв извинения Эрдогана, забудут о том, сколь это порой непредсказуемый политик. Это как раз тот случай, когда многое, если не все, зависит от личных договоренностей лидеров двух стран. Они решили, видимо, исходить из того, что даже худой мир лучше доброй ссоры.