Тема:

Ядерная программа Ирана 1 месяц назад

Иран и "шестерка" разошлись в понимании самой сути ядерной программы

Иран и "шестерка" международных посредников согласовали основной текст соглашения и четыре из пяти приложений. Работу над итоговым документом министры продолжат утром 7 июля. Времени остается немного. Сегодня — крайний срок для поисков компромисса по иранскому атому.

Поэтому накануне общение переговорщиков длилось несколько часов и завершилось уже поздним вечером. Глава Российского МИД Сергей Лавров после пленарного заседания "шестерки" покинул отель, где проходила встреча, не дав никаких комментариев прессе.

Если кому-то кажется, что утро вечера мудренее, дипломаты "шестерки" готовы его переубедить. На двенадцатом часу работы переговоры возобновляются. В Вене уже стемнело, но до финала этого долгого дня, похоже, еще далеко.

Такая работоспособность — верный признак положительной динамики. Похоже, что после трехнедельного переговорного марафона соглашение все-таки близко. А как иначе объяснить почти круглосуточные консультации? Даже ужин — и тот рабочий: именно в таком формате встречаются главы МИД России и Германии. Сергей Лавров отмечает, что пришел без галстука. И тут же шутит: это — лучшее доказательство плюрализма переговорного процесса.

А ведь еще утром переговорщикам было совсем не до шуток. Глава МИД Ирана даже попросил граждан своей страны молиться о подписании многострадального документа. А китайский министр иностранных дел Ван И хоть и отмечал, что консенсус близок, но все же намекал: пока Вашингтон и Тегеран не шагнут навстречу друг другу, соглашение принято не будет.

Ключевое противоречие касалось санкций. Точнее, очередности этапов их снятия. "Шестерка" настаивала: первым должен быть Тегеран. Стоит ему представить доказательства сворачивания ядерной программы, и ограничения отменят. Но Иран настаивал: сначала письменные гарантии, и только потом действия.

Да и саму суть ядерной программы стороны, как оказалось, понимают по-разному. Переговорщики уверены, что иранские баллистические ракеты — ее полноправная часть. А значит, подпадают под запрет. Но Тегеран настаивает: ракетная программа к ядерной отношения не имеет. И потому на нее санкции распространяться не должны.

Этот вопрос многие эксперты уже назвали главным камнем преткновения переговоров. Дипломаты "споткнулись" об этот камень, но, видимо, нашли способ его обойти, чтобы переговоры, сделав очередной виток, все-таки вышли на финишную прямую.