Американский журналист приговорен к тюремному сроку в Иране


фото: Global Look Press

Репортер американского издания Джейсон Резаян, который был арестован в Тегеране весной 2014 года вместе со своими коллегами, приговорен к тюремному сроку. Об этом сообщило официальное новостное агентство Ирана, не указав при этом ни срока, к которому был приговорен журналист, ни вменяемых ему обвинений. На протяжении 16 месяцев, прошедших с момента ареста Резаяна его дело было окутано тайной, изредка нарушаемой лишь его родственниками и адвокатами.

38-летний Джейсон Резаян, имеющий американское и иранское гражданство, работал в Тегеране с 2012 года. Когда в июле 2014 года его пришли арестовывать, вместе с ним была арестована вся редакция: его супруга Егане Салехи и двое внештатных журналистов Washington Post. Впоследствии все трое были отпущены под залог без предъявления обвинений, а Резаяна, напротив, перевели в тюрьму Эвин, в которой часто содержат политических заключенных.

В декабре 2014 года Резаяну были предъявлены обвинения в шпионаже, передаче конфиденциальной информации третьим странам, а также работа в ущерб интересам национальной безопасности Ирана, выраженной, в частности в "пропаганде против государства". Об обвинениях стало известно от адвоката Резаяна, в то время как представители суда отказывались комментировать это дело.

Суд над Резаяном начался лишь весной 2015 года: в апреле ему были предъявлены обвинения, а в мае начались заседания по существу. Процесс проходил за закрытыми дверями, что вообще не очень характерно для иранской судебной системы. Брат подсудимого Али Резаян в интервью выразил уверенность в том, что этот шаг обусловлен недостатком улик со стороны обвинения.

Освободить Резаяна уже призывали генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун и президент США Барак Обама, который назвал обвинения в адрес журналиста "бессвязными". В ответ в иранском МИДе назвали расследование в отношении журналиста "внутренним делом государства", отметив, что человек, въехавший в Иран по иранскому паспорту, считается гражданином этой страны и должен подчиняться действующим в ней законам. Постепенно дело журналиста вышло на высший уровень – его прокомментировал даже министр иностранных дел Ирана Джавад Зариф.

"Некоторые люди используют потребности остальных в собственных целях, — заявил Зариф. — К примеру, если потребовалось открыть визу для жены, чтобы поехать в Соединенные Штаты, то взамен его могли попросить о чем-то, не соответствующем профессиональной этике журналиста".

Коллеги Резаяна по Washington Post считают, что он стал заложником подковерных игр между сторонниками и противниками соглашения по ядерной программе, подписанного в июне между Ираном и странами "восьмерки". По словам редактора международного отдела Дугласа Джела, дело Резаяна воспринимается как дополнительный рычаг давления на американский истеблишмент.

"То, что произошло – маленький шаг в сторону окончательного юридического решения, так как двигает это дело в сторону высших руководителей Ирана, которые действительно могут разрешить это дело, — считает Джел. – Это лидеры, которые обладают правом помилования, правом отправить приговор на пересмотр, правом сделать то, что нужно".