Керри обеспокоен вызовом иранского лидера

Государственный секретарь США Джон Керри заявил, что субботняя речь верховного лидера Ирана аятоллы Али Хаменеи в мечети Тегерана, в которой он пообещал бросить вызов политике США в регионе, вызывает обеспокоенность. Менее чем за неделю до этого странам "шестерки" удалось достичь ключевой договоренности с Ираном о снятии санкций в обмен на приостановку ядерной программы.

Выступая перед своими сторонниками, 76-летний Хаменеи отметил, что позиции Ирана и США в регионе "отличаются на 180 градусов", и ждать их сближения не стоит. "Даже после достижения соглашения наша политика в отношении высокомерных Соединенных Штатов не изменится, — отметил Хаменеи. – Независимо от того, будет ли соглашение принято или отвергнуто, мы не перестанем оказывать поддержку нашим друзьям в регионе. Угнетаемые народы Палестины, Йемена, Сирии, Ирака, Бахрейна, честные моджахеды сопротивления в Ливане и Палестине будут получать нашу постоянную поддержку". Речь аятоллы была встречена восторженными криками "Смерть Америке!" и "Смерть Израилю!", обычными для таких мероприятий.

"Я не знаю, как интерпретировать эти слова в данный момент времени кроме принятия того факта, что это его политика, — отметил Джон Керри в интервью телеканалу Al-Arabiya. – Но я знаю, что зачастую публично сделанные комментарии и реальные действия различаются. Если это его политика, это меня очень беспокоит и создает много проблем".

В адрес Ирана неоднократно поступали обвинения в поддержке вооруженных шиитских формирований на всей территории Ближнего Востока. При этом какого-то единого отношения к ним нет: например, шиитские отряды, воюющие на территории Ирака против боевиков "Исламского государства" помогают армии Ирака, которую, в свою очередь, поддерживают США. В то же время, хуситы в Йемене, которые также опираются на поддержку Ирана, противостоят так называемой "Арабской коалиции" во главе с Саудовской Аравией – главным союзником США в регионе.

Что касается поддержки моджахедов Ливана и Палестины, под которыми обычно понимается ливанская военизированная организация "Хезболла" а также движение ХАМАС, с 2007 года контролирующее сектор Газа, то обе этих организации признаны террористическими в США и Израиле. Неудивительно, что снятие санкций с Ирана, который, судя по заявлению его лидера, ни на секунду не планировал прекращать финансирование этих движений, вызвало яростное сопротивления со стороны премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху, который специально ездил в США и выступал перед Конгрессом с призывом не поддерживать соглашение.

Израильский премьер неоднократно заявлял, что снятие санкций высвободит для Ирана новые средства для поддержки терроризма и просил у американского президента гарантий безопасности для Израиля или хотя бы признания его права на существование. Однако Обама был непреклонен. "Требовать от Ирана признать существование Израиля, – заметил он в ответ, – значит требовать от иранского режима измениться, а мы стремимся заключить соглашение именно с той властью, которая есть в Тегеране сейчас".

После того, как соглашение все-таки было подписано, в адрес израильского премьера посыпались обвинения со стороны оппозиционных лидеров, в том числе, его бывших соратников: по их мнению, Нетаньяху сделал недостаточно для предотвращения договора. Однако Нетаньяху лишь умыл руки, переложив ответственность на США, которые, по его мнению, были готовы заключить соглашение с Ираном, несмотря ни на что, назвав сам документ "исторической ошибкой".

"Во всех областях, в которых планировалось предотвратить получение Ираном возможностей для разработки ядерного оружия, сделаны большие послабления, – отмечается в заявлении, опубликованном на сайте премьера. – Мы хорошо понимали, что желание подписать соглашение было сильнее, чем что бы то ни было, поэтому не стали пытаться его предотвратить. Нельзя предотвратить соглашение, участники которого делают все большие и большие послабления для тех, кто кричит "Смерть Соединенным Штатам!" даже в процессе переговоров".

Любопытно, что в 2005 году Али Хаменеи объяснял, почему во время массовых мероприятий иранцы часто кричат "Смерть Америке". "Наши люди говорят "Смерть Америке", — отмечал иранский лидер, — потому что это то же самое, что сказать "Я прошу Аллаха отказаться от тех, кого совратил шайтан. Мы говорим это прежде всего, даже раньше, чем "Во имя Аллаха Милостивого и Милосердного". Почему? Чтобы ни на минуту не забывать о присутствии шайтана, готового напасть и уничтожить наш духовный щит и нашу веру. Именно эту цель и преследует фраза "Смерть Америке!".

В годы холодной войны предшественник Хаменеи на посту верховного лидера Ирана, аятолла Рухолла Хомейни в своих официальных выступлениях неоднократно называл США "Большим шайтаном" (а СССР – "Малым шайтаном"). По всей видимости, с тех пор позиция иранского руководства по этому вопросу не сильно изменилась, по крайней мере, в отношении США. Правда, президент Хасан Роухани, в ходе предвыборной гонки обещавший вывести Иран из международной изоляции, заявил, что соглашение дает возможность "кирпичик за кирпичиком разобрать стену недоверия между Ираном и США". Однако проблема заключается в том, что главой государства является не президент, а Хаменеи, и вооруженные шиитские отряды подчиняются тоже ему. Поэтому вполне может случиться так, что миролюбивая риторика Роухани и его дипломатические достижения могут сыграть на руку совсем другим силам, действительно настроенных на противодействие США везде, где это возможно.