Похороны лита: Литва привыкает быть с евро и в горе, и в радости

В Литве сторонники присоединения к еврозоне считают, что это поможет с иностранными кредитами и инвестициями, противники же опасаются еще большего оттока рабочей силы. В стране даже провели символические похороны лита: процессия, катафалк, гроб, полный денег и плачущие женщины. Около половины литовцев были против перехода на евро. А что говорят политики?

Даля Грибаускайте отправляет национальную валюту в небытие. На церемонии только политики — против введения новой валюты выступила половина литовцев. Но власти все решили и эту добровольную жертву назвали вступлением в клуб избранных. Неизвестно только: потянет ли Литва членские взносы?

"Евро станет гарантией нашей экономической и политической стабильности. Позволит нам быстрее развивать экономику, создавать новые рабочие места, увеличивать доходы. Я твердо верю, что мы укрепим евросемью", — заявляет премьер-министр Литвы Альгирдас Буткявичюс.

Из литовских центов в честь перехода на евро выстроили башню — 831 килограмм. Символ литовской государственности превратился в мелочь, которая ничего не стоит. Да, еще две недели в магазинах будут принимать литы, но сдача уже должна быть в евро.

Ценники пока останутся в двух валютах, правда, у продавцов есть возможность округлить стоимость, и наверняка многие захотят это сделать в большую сторону. Так уже происходило в других странах. Литва — последняя из прибалтийских республик, вступающая в еврозону.

В Латвии, где приняли евро ровно год назад, сейчас подводят первые итоги. Политики, разумеется, довольны: балтийская республика теперь в надежной компании с такими стабильными странами, как Германия или, например, Финляндия. Но экономисты чаще вспоминают про Португалию, Испанию или Грецию — те страны, чей опыт Прибалтике лучше бы не повторять.

Жаба, корова, пивная кружка, муравей — чего только не было на прежней латвийской валюте. Автор многих из этих монет — скульптор Янис Струпилис. Сейчас он работает и с евро, но скучает по старым добрым литам. Говорит, та валюта больше выражала национальный характер.

"Лосось — это наши рыбные ресурсы, наше море, наши реки. Корабли, порты. На два лата — корова. Естественно, сельское хозяйство, — поясняет скульптор Янис Струпулис. – Была еще одна такая пуговица-монета — так она вообще получила название оргинальнейшей монеты года в мире".

Безликий евро, безусловно, практичнее для обывателя. Те же латвийцы уже забыли об обменниках, путешествуя по Европе. Но если говорить о государстве, то оно теперь не может устанавливать собственный валютный курс, то есть регулировать и объемы импорта, и развитие собственного производства.

Еврооптимист и сторонник евроинтеграции — депутат сейма Латвии Игорь Пименов считает, что переход на евро Прибалтику приводит пока только к стагнации.

"Те государства, которые сохранили валюту, развиваются сильнее, а те, которые избавились, развиваются стагнационно, — говорит Пименов. — Поначалу (первый год, второй год) все идет хорошо. Товары ввозят, внешнее благополучие растет, но потом начинается пузыревое развитие и заканчивается это большим кризисом".

Греция, например, уже пережила 6 лет рецессии. Причем, экономические проблемы во многом возникли именно после интеграции с европейской экономикой. Теперь, в новом году, страну могут и вовсе выгнать из еврозоны.

Флагман еврозоны Германия спасать Грецию, то есть выдавать кредиты, больше не собирается. Михаэль Фукс, председатель фракции правящей ХДС в Бундестаге заявил, что Греция "перестала представлять важность для еврозоны".

"Идея не в том, что если вы позволите Греции покинуть Евросоюз, то и все остальные страны последуют заразительному примеру. К Греции будут относиться как к эксперименту, чтобы посмотреть, что происходит со страной, которая оставляет в зону евро", — считает аналитик IG Крис Бошам.

Ставить над целой страной эксперимент собрались после того, как в Греции назначили внеочередные парламентские выборы. Фаворит — оппозиционная партия Сириза, лидеры обещают действовать самостоятельно и пересмотреть соглашения с международными кредиторами.

Как бы ни прошли греческие выборы, самой еврозоне ситуация грозит если не катастрофой, то колоссальной нестабильностью. Но у маленьких новичков, вроде Литвы, пути назад нет. Теперь вместе с евро — и в горе, и в радости.