За свою голову Моторола не дал бы двух миллионов

Представитель Совета национальной безопасности и обороны Украины объявил, что украинские силовики в ближайшие дни проведут ротацию своих военных в аэропорту Донецка. Аэропорт остается самой горячей точкой противостояния в Донбассе. Противники там находятся друг от друга на расстоянии прямой видимости.

В Генштаб ДНР пришло сообщение по открытому каналу — просили пропустить в аэропорт украинскую машину с медикаментами, водой и едой через территорию, контролируемую ДНР, в сторону терминала, в котором еще находятся украинские солдаты. Такого еще не было. Сообщение приняли и, посовещавшись, машину обеспечили.

Провиант предназначен не кому-то, а украинским военным от военных ДНР. В глубине разрушенного нового терминала, под руинами украинским бойцам, видимо, очень плохо.

Донецкий аэропорт, о котором было так много громких заявлений и с той, и с другой стороны, находится под полным контролем ДНР, иначе зачем украинским Вооруженным силам выходить с такими просьбами к противнику?

Для ясности ситуации всех отправляют к Мотороле. Искать его нужно в окрестностях аэропорта. Моторола раздает указания.

- Скажите, кем вы были до войны?

- Кем я только не был. Последнее, что делал, — это памятники, — рассказывает Моторола, один из командиров ополчения.

Моторола, а имя его Арсен, следит за тем, как меняет ствол, который заклинило на боевой машине пехоты.

Он проходил срочную службу в Московской, Черниговской бригадах.

"Люди, из которых формировалось мое подразделение, здесь фашистов убивали. И теперь по новой на этой же земле идет война с тем же самым врагом, с теми же самыми фашистами", — говорит Моторола.

Моторолла — доброволец, в его бригаде много таких. "Есть даже чех, приехал сюда, не сиделось ему дома", — говорит он.

Моторолу разыскивает СБУ. "Хотели в плен взять меня. Обещают за меня два миллиона долларов. Так пишут в Интернете. Дороговато, по-моему", — говорит Моторола.

В "Ниве", подаренной Мотороле лично Жириновским, едем на линию обороны. Даже в темных коридорах по стенам — безжалостные осколки. Как они сюда залетели? Спасения нет нигде. Такой плотный огонь.

Перед передовой — небольшой закуток с буржуйкой и шконками. Матрос командует здесь, демонстрирует осколок. Сегодня Матрос родился в рубашке.

На передовой не утихает канонада. Впереди — противник. Где-то в окошечках под осколками разрушенного терминала, не шевелясь, засели снайперы и ждут удобного момента. Матрос рассказывает, что произошло. Опять чудом выжили.

"152-миллиметровый снаряд фугасный попал сюда, все разрушил, — вспоминает боец. — Здесь могла быть братская могила. Было бы просто не спастись. Но повезло, никого не было в комнате".

В аэропорту время стоит на месте. Самое опасное — расслабиться на секунду. Все завоеванное кровью можно потерять.

"Я считаю героями людей, которые здесь стоят посуточно, дежурят на пулеметах. Они живут в этих условиях, в непосредственной близости от противника, в 50 метрах", — сказал Моторола.

"Нива" под управлением зама Моторолы Вохи несется на огромной скорости. Утром машину обстреляли. Не попали. Петляем между разбитыми ангарами и, к счастью, добираемся до более или менее спокойного места живыми. Максимум семь минут езды от передовой — мы в городе, который кажется мирным. Моторола пригласил съемочную группу домой.

"Наша задача, чтобы люди жили в нормальной и мирной атмосфере. Поэтому наши люди стоят на передовых позициях и не дают противнику зайти на достаточное расстояние, чтобы обрабатывать данные районы артиллерией", — отметил Моторола.

Он раздевается, не спеша. На нем — почти тридцать килограммов защиты. Под горячую солянку делится ощущениями, как ему без доспехов. "Чувствую, что сейчас вот-вот полечу", — шутит он.

Жена Моторолы — в положении. Она — акушер-гинеколог. Женщина уже знает, кто родится. "Террористка", — шутит она.

Война перемешала жизнь, смерть и рождение новой жизни. В Донецке становится меньше блокпостов и вооруженных людей. Все меняется в мирную сторону.

Министр обороны ДНР Владимир Кононов рассказал, что военные едины как никогда. Армия ДНР эффективно управляется. Он показал первый военный билет. На очереди — внутренний паспорт. Республика укрепляет свои позиции.