Шоумены в оппозиции: почему телеведущая метит в политические лидеры


фото ИТАР-ТАСС

Социологи выяснили: самым известным в России оппозиционно настроенным представителем творческой элиты стала Ксения Собчак. Опрос, проведенный Всероссийским центром изучения общественного мнения, показал, что телеведущую в той или иной степени упомянули 90% респондентов.

На втором месте – журналист Леонид Парфенов (его вспомнили 67%) на третьем – писатель Борис Акунин (56%). Менее известен писатель и публицист Дмитрий Быков (34%). Стоит отметить, что перечисленные деятели и их оппозиционная активность наиболее известны среди интернет-пользователей.

О политической деятельности указанных представителей культуры и шоу-бизнеса известно большинству респондентов, которые их в принципе знают. Наибольший резонанс вызывают в этой связи Ксения Собчак (78%) и Дмитрий Быков (72%). Так, Собчак в качестве оппозиционного деятеля известна четверти опрошенных, ежедневно выходящих в Сеть. И только 16% опрошенных из числа тех, кто не пользуются Интернетом, знают ее в таком качестве.

Отношение к политической активности перечисленных деятелей у россиян неоднозначное. Действия Акунина и Быкова, в основном, вызывают безразличие (по 57%). Парфенов, напротив, получает больше одобрения, чем все остальные. А политическая деятельность Собчак, в свою очередь, вызывает у россиян скорее негативную реакцию (44%).

О чем могут говорить такие оценки граждан? По мнению некоторых экспертов, элита и власть сегодня, во многом, неразделимы. И вне органов власти просто нет оппозиционных политиков, которые что-то собой представляют. Поэтому их место занимают деятели, казалось бы, никак с политикой не связанные.

"Когда нет новых провластных, околовластных или полуоппозиционных политиков в регионах, которые что-то собой представляют и могут предъявить реальную работу, даже комические персонажи из нынешней так называемой непримиримой оппозиции начинают выглядеть орлами. Потому что других нет, – заявил сегодня в ходе круглого стола политолог Евгений Минченко. – Поэтому и телеведущая у нас может быть политическим лидером – и это всерьез обсуждается. Потому что нет этого второго и третьего эшелонов элит, которые можно было бы предъявлять".

По его мнению, эта ситуация вполне может измениться с введением выборов губернаторов. "Я вынужден констатировать, что уровень губернаторского корпуса за последнее время у нас упал. Но, может быть, надо сейчас дать возможность на губернаторских выборах попробовать себя представителям региональных элит?" – отметил он.

Политолог Дмитрий Бадовский, в свою очередь, считает, что сегодня формирование новой политической элиты, в том числе и оппозиционной – это одна из ключевых проблем.

"Демократия – это когда власть на выборах переходит к оппозиции, это один из ключевых признаков демократии. И главная на сегодняшний день задача – это чтобы у нас в стране была сильная оппозиция, которая способна управлять, реально взять власть в свои руки. Это и одна из главных претензий к нашей оппозиции, она вполне обоснована, – заявил он. – На сегодняшний день важно то, что собой представляет собой оппозиция, качество ее лидеров и способность управлять страной". По мнению Бадовского, в ближайшие годы власть будет решать задачи обновления элиты, в том числе "формирования той оппозиции, которой можно отдать власть".

Так или иначе, пока что рост популярности лидеров несистемной оппозиции растет. Об этом свидетельствует другой опрос ВЦИОМа, опубликованный 24 сентября. Правда, Ксения Собчак и другие деятели культуры и шоу-бизнеса здесь не фигурируют. Но упоминаются ее соратники и коллеги по протестным выступлениям. Так, Алексей Навальный в феврале этого года был в той или иной мере известен 29%, сегодня это уже 48%. Известность Дмитрия Гудкова, досрочно лишенного депутатского мандата, возросла с 21 до 60%.

Возможно, та самая история с лишением мандата и повлияла на рост его популярности. По мнению экспертов, кстати, она еще раз подтверждает тенденцию к обновлению и самоограничению правящей элиты. Политолог Дмитрий Бадовский отмечает: "Те вещи, которые мы в последнее время видим, то, что происходит в Госдуме – расследования в отношении депутатов, законодательные инициативы, которые сейчас обсуждаются – выстраиваются в определенную логику. Речь идет об обновлении правил игры в политике, о новых правилах игры элиты, о самоограничении элит. Думаю, эта политика является системной и долгосрочной, поскольку этот запрос на приведение элит в чувства является одним из основных".