В Брянске завершено дело об убийстве Ани Шкапцовой

Следственный комитет России объявил о завершении расследования нашумевшего уголовного дела о гибели восьмимесячной Ани Шкапцовой, которая была убита в Брянске собственными родителями. Для того, чтобы скрыть преступление, молодые люди инсценировали похищение младенца, в поисках которого приняли участие и полицейские, и многочисленные волонтеры.

По версии следователей, в конце февраля 2012 года Александр Кулагин, находившийся в состоянии алкогольного опьянения, ударил свою восьмимесячную дочь кулаком по голове и телу, затем дважды с силой бросил младенца на диван, после чего положил ее в ванну умирать. Спустя некоторое время девочка скончалась. Кулагин и его 19-летняя сожительница Светлана Шкапцова вынесли тело своей дочери на балкон, где оно пролежало чуть менее недели. 4 марта мать убитой девочки настояла на том, чтобы ее сожитель вывез трупик за город и сжег.

Для того, чтобы скрыть преступление, родители-убийцы до 11 марта демонстративно покупали игрушки, детские вещи и появлялись в общественных местах с пустой коляской. Когда им звонили родственники и знакомые, сожители имитировали звуки, "якобы издаваемыми малолетней дочерью".

11 марта супруги решили положить конец этой истории и объявить о том, что их дочь похищена. Для того, чтобы их рассказ выглядел правдоподобнее, Светлана Шкапцова зашла в зоомагазин на улице Пушкина, и оставила детскую коляску с одеждой ребенка на улице без присмотра.

"В это время Кулагин, тайно приехавший из Москвы, переоделся в заранее приобретенные Шкапцовой парик и женскую одежду, перевез коляску в подъезд жилого дома по той же улице. Затем Кулагин снова переоделся, одежду ребенка сжег и 12 марта вернулся на свое рабочее место в Москву", — цитирует Маркина официальный сайт СК РФ Маркина.

Выйдя из магазина Шкапцова "обнаружила", что ее дочь "исчезла", и немедленно связалась с полицией. На протяжении нескольких недель правоохранители и волонтеры пытались установить местонахождение девочки, однако ни одна из выдвинутых версий не подтвердилась, а поиски были безрезультатны. Все это время полицейские работали и с родителями "пропавшего" ребенка, которые постепенно начали путаться в показаниях. Сначала следователям удалось разговорить Светлану Шкапцову, а затем во всем признался и ее сожитель. Кроме того, на сотовом телефоне юной матери были обнаружены снимки ее гражданского мужа, одетого в женский парик и одежду.

"Как показало следствие, ребенок был обречен еще до своего рождения. Агрессивность Кулагина проявлялась и в его предыдущих двух браках, в которых у него родились четверо детей. Он распускал руки как в отношении бывших жен, так и их совместных детей. Ничуть не изменился он и в отношениях со своей сожительницей Шкапцовой, которая оказалась не многим лучше своего избранника. В присутствии малолетней дочери они неоднократно курили и распивали спиртные напитки. Нежелательной оказалась для Шкапцовой и ее беременность. Она активно изыскивала возможность сделать аборт, скрывала свое состояние от родственников и знакомых", — прокомментировал преступление официальный представитель СК РФ Владимир Маркин.

В ходе беременности, добавил он, Шкапцова не состояла на учете в женской консультации, а во время родов по какой-то причине не поехала в медучреждения, а родила ребенка в домашних условиях при помощи своего сожителя. После того, как девочка появилась на свет, Аня полтора месяца провела в больнице, в то время как ее мама проживала у себя дома. После того, как ребенка передали Светлане, она продолжила игнорировать рекомендации врачей и практически не приносила дочь на осмотры в поликлинику.

Родителям восьмимесячной Ани Шкапцовой предъявлено обвинение в окончательной формулировке. Отцу девочки Александру Кулагину инкриминируют совершение убийства малолетнего, а матери ребенка Светлане Шкапцовой — пособничество в совершении преступления. Кроме того, оба супруга обвиняются в заведомо ложном доносе о совершении преступления, соединенном с искусственным созданием доказательств обвинения.

Между тем, несмотря на то, что в распоряжении следователей есть неопровержимые доказательства вины родителей Ани, молодые люди, отказавшиеся от первых показаний, отрицают свою причастность к убийству и признают только обвинения в ложном доносе.