Новое русское мессианство. Реплика Александра Проханова


фото ИТАР-ТАСС

Я слушал Послание к Федеральному собранию и видел, какое гигантское количество проблем решает президент. Как ему трудно, какие чудовищные нагрузки он несет на себе. Для решения этих проблем у него есть воля, есть понимание и есть то, что он когда-то назвал судьбой, судьбой его - президента, совпадающей с судьбой России.

Когда он говорил о множестве неурядиц, неудач, нерешенных состояний, огрех, мне казалось, что он выстраивает и прочерчивает некую стартовую линию, которую он хочет подвести, все общество, все слои нашего общества, чтобы от этой стартовой линии начать прыжок, разбег, развитие. Он говорил потрясающие стратегические вещи о Дальнем Востоке и о Сибири. О том, что это, эти огромные русские регионы становятся центром нашего развития, нашей экспансии в мироздании.

Он говорил о том, что на этих землях будут строиться новые заводы, университеты, сюда приедут люди, будут преференции, льготы. Он говорил о том, что наша многонациональная держава является драгоценной по своей сложности, по своему национальному составу, которая представляет из себя симфонию талантов, возможностей, потенциалов. И эта симфония является драгоценным достоянием нашей многонациональной державы, ее превосходством над мононациональными государствами.

Особое внимание Путин уделил народности власти, тому слою власти, которое зиждется на, собственно, наших поселках, деревнях, маленьких городах, поселениях. Там живет народ, требующий к себе особого внимания, особой защиты. И он предлагал народу заняться самоуправлением, самоорганизацией. Поэтому большое внимание в этой речи уделено местному самоуправлению. Большое внимание уделено тому, чтобы это местное самоуправление взяло на себя рычаги развития на наших, во многом опустевших пространствах.

Эти идеи знаменуют собой новую степень народности нашей власти и нашего государства. Когда он говорил о внешней политике, он сказал удивительные вещи. Ведь мы часто слышим, что к России предъявляются особые претензии, особые упования. Россия должна в этом сложном, запутавшемся мире, предложить новые модели, новые идеи, новую нравственность.

И президент Путин сказал, что такое российское мессианство уже началось, уже имеет место быть. Россия — великий миротворец. В Сирии она предотвратила не просто сирийский конфликт, не просто удержала Америку от страшного удара, она предотвратила распространяющуюся в мире войну. А то, что Россия встала на пути вот этих темных содомистских сил, которые вдруг хлынули на мир, хлынули на Европу, на Азию, силы, которые опять уничтожают в человеке человека, разрушают традиционные, религиозные, философские, художественные ценности? И Россия, повторяю, встала на пути этих страшных адских сил. Разве это ни есть начало вот этого нового русского мирового мессианства?

Путин сказал поразительные вещи, говоря о том, что мировые угрозы, военные угрозы достигли нового качества. Американцы со своим техническим прогрессом, ориентированным на гегемонию, на доминирование, они создали и продолжают создавать новые типы сверхточного оружия, летящего на гиперскоростях, способных поражать без нанесения ядерного удара цели в самой глубокой эшелонированной обороне противника, то есть России. И в сочетании с ядерным потенциалом, с системами ПРО, это оружие, по существу, открывает путь для новой мировой войны.

И русское вооружение, русское оружие, которые сейчас выковываются на обновляемых оборонных заводах, являются гарантией того, что мир по-прежнему будет освобожден от этой чудовищной термоядерной угрозы.

Я смотрел на Президента, и общее ощущение от этой часовой речи было таково. У России есть государство, это государство усложняется, взращивается, укрепляется, у этого государства есть лидер, этим государством располагает сильный, могучий народ, который вернулся в историю и совершает в этой истории свое шествие.