Косовский референдум грозит местным сербам полным безвластием

Чтобы решить проблему Косова, нужны прямые переговоры между Белградом и Приштиной. Так МИД России отреагировал на итоги референдума, прошедшего на севере края. Почти 100% проголосовавших не признают власть сепаратистов Косова.
В Белграде еще сами не знают, как поступить, идти ли на обострение с США и Евросоюзом или отказаться от десятков тысяч считающих себя гражданами Сербии. От того, как воспримут то или иное решение сербские избиратели, зависит будущее президента Тадича.
Чтобы решить проблему Косова, нужны прямые переговоры между Белградом и Приштиной. Так МИД России отреагировал на итоги референдума, прошедшего на севере края. Почти 100% проголосовавших не признают власть сепаратистов Косова.
В Белграде еще сами не знают, как поступить, идти ли на обострение с США и Евросоюзом или отказаться от десятков тысяч считающих себя гражданами Сербии. От того, как воспримут то или иное решение сербские избиратели, зависит будущее президента Тадича.

Чтобы решить проблему Косова, нужны прямые переговоры между Белградом и Приштиной. Так российский МИД отреагировал на итоги референдума, прошедшего на севере края - там, где компактно проживают сербы. Почти 100 процентов проголосовавших не признают власть сепаратистов Косова. И, как говорят организаторы референдума, это сигнал для международного сообщества, что подход к проблеме пора менять. Волеизъявление косовских сербов осудили не только в Приштине, но и в родном Белграде.

В Косовской Митровице всю ночь считали голоса. В очередной раз в сербской части города отключили электричество, но и при свечах, а не будь их и в полной темноте, - результат все равно очевиден. Сербское большинство на севере Косова не хочет жить под властью Приштины. Редкий референдум демонстрировал такое, почти стопроцентное, единомыслие.

"Властные институты республики Косово признают 0,26% проголосовавших на референдуме. Против признания властей Приштины высказались 99,4% проголосовавших", - подвел итоги референдума председатель Комиссии по проведению референдума Любомир Радович.

Четыре северных муниципалитета Косовска Митровица, Звечаны, Лепосавичи и Зубин Поток в общем и так неподконтрольны Приштине. Тогда какой практический толк в этом референдуме? Представители албанских властей заявляют, что никакого, и апеллируют к своим политическим спонсорам.

"Главная проблема в Белграде, а не в северной части Косова. Нам нужно использовать давление из Брюсселя и Вашингтона на Сербию, чтобы прекратить вмешательство в дела Косово", - считает вице-премьер правительства самопровозглашённой Республики Косово Хайредин Кучи.

Вашингтон и Брюссель заранее объявили, что не признают результатов референдума, но правда и в том, что он не нужен был и Белграду. Из потери Косова сербские власти пытаются извлечь выгоду в виде вступления в Евросоюз, хотя сейчас они старались использовать менее политизированные аргументы.

"Решение местных властей о проведении референдума не входит в компетенцию органов самоуправления. Оно не будет иметь никаких политических или правовых последствий", - отметил заместитель министра по делам Косова и Метохии правительства Сербии Оливер Иванович.

О том, что благословения от Белграда не будет, косовские сербы знали. И рядом со своими флагами вывесили российские. Они считают, что Москва - единственный политический центр, который может оказать им моральную поддержку.

Что сегодня в Вене и сделал министр иностранных дел России Сергей Лавров.

"Это сигнал Приштине, это сигнал Белграду, это сигнал всем тем, кто пытается оказывать поддержку по выходу из этой ситуации. Я убежден, что нельзя игнорировать результаты голосования", - отметил в Вене министр иностранных дел России Сергей Лавров.

Проигнорировать результат референдума сейчас – значит сильно рисковать через два месяца. Весной в Сербии парламентские выборы, по результатам которых всегда формировались органы местного самоуправления, в том числе и здесь в Косово. Но теперь Запад требует от Белграда, чтобы голосования не было. А если так, то местным сербам, отрицающим Приштину, грозит полное безвластие.

В Белграде еще сами не знают, как поступить, идти ли на обострение с США и Евросоюзом или отказаться от десятков тысяч людей, считающих себя гражданами Сербии. От того, как воспримут то или иное решение сербские избиратели, зависит будущее правящей демократической партии и президента Тадича.