Второй пошёл: что изменилось за четыре года президентства Обамы


фото EPA


фото EPA


фото EPA

Обама стал 17-м американским президентом, переизбранным на второй срок (ФОТО). Поэтому при анализе его инаугурационной речи напрашивается сравнение не столько с его предшественниками на этом посту, сколько с его же инаугурационной речью, произнесённой четыре года назад. Сравнив их, можно заметить, что они отличаются не только  риторикой, но и содержательной частью послания.

Несмотря на то, что на вторую инаугурацию пришло гораздо меньше людей, чем на первую, их количество всё равно впечатляет – 21 января речь Обамы на Капитолийском холме слушало не менее 500 тысяч человек. А послушать имело смысл – за четыре года Обама вырос над собой не только в смысле риторики, но и в плане понимания внутренних и внешних проблем и угроз, а после переизбрания на второй срок у него явно прибавилось уверенности в себе. Из одухотворённого "голубя мира", который пришёл в Белый дом на фоне всеобщей усталости от войн в разгар мирового кризиса, он превратился в умудрённого политика, способного не только видеть наболевшие проблемы, но и прямо о них говорить. По тому, как часто президент использовал словосочетание "We, the people" ("Мы, народ"), можно понять, что, получив кредит доверия ещё на четыре года, Обама окончательно стал ассоциировать себя с народом, жить его проблемами и проникся уверенностью, что его решения подтверждены народной волей.

Если в речи 2009 года речь шла, в основном, о необходимости сплотиться для преодоления бушевавшего в мире кризиса и победы в развязанных Бушем войнах, о противодействии терроризму и ядерном нераспространении, то в 2013 году Обама затронул по большей части внутренние проблемы, стоящие перед США. И хотя традиционная риторика о необходимости сплотиться для поддержания принципов, заложенных более 200 лет назад, сохранилась, речь Обамы в 2013 году получилась гораздо более насыщенной и злободневной, чем четырьмя годами ранее. В той или иной форме президент коснулся всех тем, которые сейчас волнуют американское общество, причём уверенность, с которой он говорил, и слова, на которых делал акценты, не оставляли сомнений — Обаме больше нечего терять, и в течение второго срока он будет с удвоенной силой работать над воплощением своих программ без оглядки на возможные репутационные издержки.

В отличие от своей первой речи Обама сначала обратился к стоящим на трибуне — вице-президенту Байдену, председателю Верховного суда, судьям и лишь затем к согражданам. Как и в прошлый раз, он начал с постулата о равенстве всех перед Богом и законом, однако достаточно быстро перешёл к необходимости реформ, которые позволят государству и обществу дать "новые ответы на новые вызовы", перед которыми стоит Америка и мир. Затем Обама кратко упомянул свои предвыборные обещания, признав их почти выполненными: "Декада войны близится к концу, восстановление экономики началось".

После этого он коснулся сразу двух чувствительных проблем: введённой им системы бесплатного медицинского страхования и наболевшей проблемы госдолга. "Нам нужно принять тяжёлые решения об уменьшении стоимости медицинских услуг и размере госдолга, — сказал президент и тут же добавил, — Но мы отказываемся верить, что нам нужно выбирать между заботой о тех, кто построил эту страну, и инвестициями в тех, кто будет строить её будущее". По словам Обамы, никто не застрахован от болезни, травмы или того, что его дом будет смыт штормом (явная отсылка к недавнему урагану "Сэнди"), поэтому обязательная страховка не сделает американцев нацией получателей, а, наоборот, даст свободу от рисков, которая позволит сделать страну великой.

Обама коснулся проблемы климатических изменений, которую многие его соперники из республиканской партии считают надуманной. Президент заявил, что изменения климата очевидны, и это подтверждается сильнейшими пожарами, наводнениями и ураганами, гораздо более сильными и частыми, чем раньше, поэтому работа в области возобновляемых источников энергии должна стать одним из главных приоритетов. "Мы не можем сопротивляться этому процессу, мы должны возглавить его", — добавил он. Напомним, США до сих пор не подписали Киотский протокол о необходимости ограничения вредных выбросов в атмосферу, поэтому эти слова могут быть сигналом о пересмотре позиции Вашингтона в этом вопросе.

Одной из наиболее спорных тем первого срока Обамы была его открытая поддержка равных прав для геев, в том числе их право заключать браки. Эту тему президент также не обошёл стороной: "Наш путь не пройден до тех, пока наши братья и сёстры (гомосексуалисты) притесняются где бы то ни было по закону, — сказал президент, — Потому что, если мы действительно созданы равными, то любовь, которую мы посвящаем друг другу, также должна быть равной". Эти слова были с восторгом приняты ЛГБТ-сообществом – многие считали, что Обама не решится на легализацию однополых браков, особенно после массовых протестов во Франции против аналогичного решения Франсуа Олланда.

Самой щепетильной и одновременно самой острой проблемой, конечно же, стал вопрос об обращении оружия, поэтому ему Обама уделил особое внимание. Сначала он напомнил о тревожной криминогенной обстановке в крупных городах и о трагедии в начальной школе "Сэнди Хук" в Ньютауне: "Наш путь не пройден до тех пор, пока все наши дети — на улицах Детройта, на холмах Аппалачи или на тихих улочках Ньютауна — не будут знать, что о них думают, заботятся, и что им ничего не угрожает". После этого президент заявил, что ценности у всех могут быть разными, но прогресс заставляет думать не о том, какую роль государство будет играть всегда, а о том, как оно должно действовать в данный момент. Эти слова – очевидный рефрен к программе из 23 пунктов по ужесточению контроля за оборотом оружия, которую Обама принял своим указом 17 января без согласования с Конгрессом. Предлагаемый же Обамой закон о запрете штурмового оружия сначала необходимо провести через Конгресс, где у демократов – меньшинство. Дискуссия о необходимости ограничить оборот оружия уже стала самой животрепещущей темой в США, фактически поделив общество на две части – после трагедии в "Сэнди Хук" продажи штурмового оружия побили все рекорды, теперь оно может оказаться под запретом.

Что касается внешнеполитической риторики, превалировавшей в первом послании, то она, судя по второй речи, отошла на второй план. По всей видимости, президент намерен сконцентрироваться на решении внутренних проблем, отойти от силовых вариантов решения проблем конца 90-х — начала 2000-х годов. "Устойчивая безопасность и длительный мир не требуют постоянной войны", — подчеркнул президент, но тут же добавил, что Америка "останется вдохновителем сильных союзов и продолжит поддерживать демократию от Азии до Африки". В свете последних событий это заявление означает желание Обамы держаться как можно дальше от втягивания в новые конфликты — вроде тех, которые бушуют в Сирии и в Мали. Как такая позиция президента отразится на этих и других конфликтах – вопрос спорный. Вполне возможно, внешняя политика сама заявит о себе, не дожидаясь, пока президент обратит на неё внимание.