Генассамблея ООН: Обама высказался за жесткую резолюцию по Сирии


фото EPA

В Нью-Йорке первый день дискуссий на Генеральной Ассамблее ООН был богат на громкие заявления. Говорили о наболевшем — о химическом разоружении Сирии, ядерной программе Ирана, незаконной деятельности спецслужб США.

Штаб квартира ООН в тройном кольце безопасности: перекрытый Манхэттен, патрульные катера на Ист-Ривер, в небе F-16, уже успевшие перехватить и посадить три легкомоторных самолета, у ворот — пробки из президентских кортежей.

С главой Бразилии Дилмой Руссефф, она выступала второй — сразу за Пан Ги Муном, слушавший ее из зала Барак Обама мог встретиться и в Вашингтоне. Но визит сорвали свои же спецслужбы. Рылись в переписке бразильского президента. В Нью-Йорке Руссефф шпионаж опять раскритиковала. Поднявшийся на трибуну следом Обама отвечать не стал. Если, конечно, не принимать за ответ его замечание об американской исключительности. Напомнить о ней президент США решил на фоне главной сирийской темы. Обама вновь обвинил Башара Асада в применении химоружия и высказался за жесткий вариант решения Совбеза.

"Должна быть жесткая резолюция Совета Безопасности, чтобы подтвердить, что режим Асада соответствует своим обязательствам. Для властей Сирии должны быть предусмотрены "последствия" в случае несоблюдения резолюции. Соглашение по химическому оружию должно добавить энергии более широким дипломатическим усилиям по достижению политического урегулирования в Сирии", — заявил Обама.

Все чаще кажется, что Обама едва ли не для всех своих выступлений по международным вопросом взял за образец то, в котором одновременно умудрился пообещал Сирии и войну и мир. Вот и Иран для Обамы — союзник нелегитимного Асада. Об отмене санкций и речи нет. При этом с новым президентом Роухани он собирается "разгребать завалы на дорогах". Сам Роухани подтвердил готовность к переговорам по ядерной программе, сенсационно признал Холокост, но общаться с Обамой во время предложенной неформальной встречи отказался. Президенты США и Ирана не встречались тет-а-тет с 1977 года. Не встретятся и теперь.

Российскую делегацию возглавляет министр иностранных дел Сергей Лавров. Ключевые переговоры первого дня — с американским визави Джоном Керри. Обсуждение за закрытыми дверьми длится дольше, чем отвел протокол. В финале небольшая накладка: для рукопожатия на фоне флагов госсекретарь сначала появился один, быстро развернулся и лишь чуть позже пришел уже с российским коллегой.

Промежуточный итог таков: Россия надеется, что резолюция Совбеза по Сирии, которую продолжают разрабатывать, не выйдет за рамки Женевских соглашений. Карательных мер они, как известно, не предусматривают. Сергей Лавров вновь напомнил, что речь идет о ликвидации всего химического оружия в Сирии, а это не только правительственные арсеналы.

"Существуют серьезные опасения, что у оппозиции могут быть отдельные компоненты этих вредоносных материалов. Мы исходим из фактов. А факты таковы, что сирийское правительство присоединилось к Конвенции о запрещении химоружия и выразило готовность немедленно выполнять обязательства по этому документу", — напомнил Лавров.

И часть из них уже выполнена. Первый день так называемой министерской недели отметился сразу двумя успехами российской дипломатии. По данным источников, правительство Сирии уже отправило все необходимые документы в Организацию по запрету химического оружия. Во-вторых, в страну уже сегодня прибывают эксперты, которые займутся изучением ранее не расследованных эпизодов его применения.