Ядовитые намёки: что кроется за посланием Обамы Асаду о химическом оружии

Во время пресс-конференции в Белом доме Барак Обама напрямую обратился к сирийскому президенту: "Сегодня я хотел бы, чтобы Асаду и тем, кто ему подчиняется, стало абсолютно ясно, что мир наблюдает. Применение химического оружия было и остается абсолютно неприемлемым. Если вы совершите эту трагическую ошибку, то столкнетесь с последствиями и будете нести ответственность". Речь Обамы была встречена аплодисментами.

Какие именно последствия имеются в виду? О них Обама говорил еще 21 августа, когда внезапно появился в зале для брифингов Белого дома. Тогда он сказал, что пока не отдавал приказа о военном вмешательстве в сирийский конфликт, однако использование или перемещение химического оружия – та самая "красная линия", выход за которую будет иметь колоссальные последствия и может значительно изменить его планы. Также он добавил, что опасность представляет не только использование химического оружия сирийской армией, но и его попадание в руки террористов.

Все это до боли напоминает ситуацию, предшествовавшую вторжению США в Ирак в апреле 2003 года. Тогда ликвидация оружия массового уничтожения, которое Саддам Хусейн якобы мог передать террористам, фактически послужила индульгенцией для вторжения в Ирак и для его свержения. Несмотря на то, что ни химического, ни биологического оружия в Ираке так и не было найдено, Буш и его ближайшее окружение (в первую очередь, вице-президент Дик Чейни и министр обороны Дональд Рамсфельд) не скупились на заверения в абсолютной уверенности в его наличии. Впоследствии эта история получила название "Большой лжи", а премьер-министр Великобритании Тони Блэр, неоднократно повторявший за Бушем утку об оружии массового уничтожения, получил уничижительное прозвище "Bliar" (от англ. liar – лжец).

Обращение Обамы к Асаду кажется лишь продолжением еще не забытого старого, но в этот раз ситуация развивается несколько иначе. Статус химического оружия регулируется Конвенцией ООН о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и его уничтожении, которая дополняет собой Женевский протокол 1925 года. Конвенция была открыта для подписания 13 января 1993 года и вступила в силу 29 апреля 1997 года, через 180 дней после того, как была ратифицирована 65-м участником, а именно, Венгрией. Участниками конвенции являются 188 стран ООН, однако, если внимательно прочитать их список, там не обнаружится Сирии.

Этот факт, тревожный сам по себе, дополняется структурой сирийского бюджета, согласно которому около 85% ввозимых материалов приходится на фармакологическую отрасль. Если верить официальной статистике, эта отрасль является одной из самых быстрорастущих: ее доля увеличивается в среднем на 5-7% внутри страны и на 15% — за счет импорта. Однако, по данным разведки, далеко не все химические вещества, ввозимые в страну, используются для производства лекарств.

Согласно экспертным докладам, разработкой химического оружия сирийские власти заинтересовались еще в 1973 году, и первые образцы были поставлены из Египта как возможный ответ на агрессию Израиля. После поражения в Войне Судного дня в 1979 году и подписания в Кэмп-Дэвиде мирного договора между Израилем и Египтом, Сирии пришлось искать другого поставщика, которого она обрела в лице Советского Союза. По данным разведки, в 1983 году Сирия обладала самым большим запасом химического оружия в арабском мире, но не обладала технологиями для его полного производства, чем и объясняется растущая с каждым годом потребность в реагентах.

Считается, что значительную часть сирийского химического арсенала составляют снаряды с ипритом, который имеет кожно-нарывное действие, однако, в последние два десятилетия сирийское военное руководство сместило акцент на нервно-паралитические газы: зарин и VX.

Эти данные косвенно подтверждаются инцидентом, который произошел 26 июля 2007 года на оружейном складе рядом с Алеппо, когда в результате взрыва погибли 15 военнослужащих и пострадали 50. Тогда сирийские власти заявили, что взрыв не имеет отношения к химическому оружию, однако, по некоторым данным, инцидент произошел во время попытки закрепить боезаряд с ипритом на ракете. Последние сообщения об испытаниях химического оружия в пустыне рядом с заводом по его производству в Сафире появились в газете Spiegel 17 сентября 2012 года. Это произошло всего через два месяца после того, как в июле министр иностранных дел Сирии Джихад Махдисси впервые официально подтвердил наличие у его страны химического и биологического оружия, подчеркнув, что его использование может стать ответом на иностранное вторжение.

Таким образом, слова Обамы, в отличие от слов его предшественника, имеют под собой официально подтвержденные факты. Тем временем обстановка вокруг Сирии продолжает накаляться. Уже девять стран, включая Саудовскую Аравию и Францию, признали Национальную коалицию сирийских оппозиционных и революционных сил (НКСОРС) единственным легитимным представителем сирийского народа. Генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен подтвердил готовность альянса выделить Турции комплексы "Пэтриот" для защиты ее границ, но категорически отверг возможность их использования для создания бесполетных зон.

К этой теме во время своего визита в Турцию обратился и президент России Владимир Путин, который заявил, что понимает обеспокоенность турецких властей за свой народ, но при этом выразил уверенность, что обстрелы сирийской территории носили случайный характер и высказал опасения относительно "ливийского сценария". Ситуацию вокруг химического оружия российский президент комментировать не стал.