Лучшая память о Гайдае – его незабываемые фильмы

Наконец-то появилась мемориальная доска на доме, где жил великий и всеми любимый кинорежиссер Леонид Гайдай, постановщик "Операции "Ы", "Кавказской пленницы", "Бриллиантовой руки". Родился Леонид Иовыч в городе Свободный, но именно в этом доме в Москве он жил с 1959 года и до самой смерти.

Герой Шурик, как говорят все, кто знал Гайдая, — зеркальное отражение самого режиссера. Вылитый Гайдай в жизни: в очках, наивный, доверчивый, чуть рассеянный.

Будущие кинохиты, рассказывает вдова Гайдая, актриса Нина Гребешкова, рождались в одном из московских домов. В 1959 году, они поселились в знаменитом актерском доме на улице Черняховского. Восемь этажей, шесть подъездов, среди жильцов — цвет советского кино: Михаил Глузский, Татьяна Пельтцер, Любовь Соколова, Всеволод Санаев. Его внук Павел, ставший летописцем дома, помнит великого режиссера с детства.

"Он был очень худой, высокий, в больших очках. И человек был, как мне кажется, интровертный, совершенно не похожий на своих героев и свои искрометные комедии", — вспоминает Паевл Санаев.

Отныне на доме — мемориальная доска. Установить ее уже много лет просили друзья и коллеги режиссера. Все они считали и считают себя членами большой семьи Гайдая, хотя признаются: сам Гайдай шумихи вокруг своего имени страшно не любил — был очень скромный.

"Если бы его спросили, он бы, конечно, сказал, что не надо. Но понятно, что надо", — отметил киносценарист Аркадий Инин.

Гайдай изображен с сигаретой не случайно — великий режиссер действительно много курил. Однажды на премьере собственного фильма он вышел в фойе кинотеатра покурить. Опоздавшая на сеанс молодая пара приняла режиссера за гардеробщика и вручила ему пальто. Гайдай ни сколько не смутился, повесил одежду, выдал номерки и продолжил курить.

Фильмы Гайдая — это про жизнь и из жизни. Шутки он придумывал по-разному. Иногда подслушивал где-нибудь на улице, но чаще брал из личной жизни. В 1942-м, когда Гайдая отбирали в армию, он был готов пойти и в артиллерию, и в разведку и на флот. Только и повторял: "Я!"

Демьяненко верхом на осле — это тоже Гайдай. Сначала будущий режиссер попал служить не на фронт, а в Монголию, Когда он садился на низкорослых лошадей и ноги его просто волочились по земле, над ним смеялись все. В 1943 году Леонид Гайдай был тяжело ранен. С тех пор хромал.

После войны мечтал стать актером, хотя и не выговаривал некоторые буквы. Однокурсники и преподаватели восхищались его умением смешить людей. В своих картинах Гайдай появлялся на экране лишь изредка. Самая большая роль, да и то, случайно, в "Двенадцати стульях".

"Он звал Гарина на эту роль, а у Гарина был инфаркт. А мы были в экспедиции выбрана натура. Гарин приехать не может. И кого брать? И группа сказала: "Леонид Иович, вы так хорошо показываете, сыграйте сами", — вспоминает вдова Леонида Гайдая заслуженная артистка России Нина Гребешкова.

Большой успех Гайдая-режиссера начался с 9-минутной короткометражки с рифмующимся названием "Пес Барбос и необычный кросс". Это лента, после показа которой и пришла слава. А зрители впервые увидели ту самую троицу — Вицина, Никулина и Моргунова. Все последующие фильмы с их появлением — "Операция Ы", "Кавказская пленница" — оказались еще более востребованы. Ни до, ни после в советском кинематографе жулики не были столь любимы.

"Бриллиантовая рука", кажется, по всем опросам, признана лучшей советской комедией. Даже из гайдаевских фильмов этот, пожалуй, самый цитируемый. Хотя некоторые эпизоды и песни — например, "Остров невезения" — могли вообще не попасть в картину.

"Мгновенно написал песню и побежал к Гайдаю. Ему очень понравилось, но он не знал, куда ее поставить. А я все продумал: герои на палубе разговаривают, никакой интересной информации нет, вот он там и поставил. Худрук был против и сказал, что это – вставной номер, надо вырезать, никому эта песня не нужна, никто ее не будет петь", — рассказал композитор Александр Зацепин.

Но ведь поют. Уже 45 лет! А управдома Плющ хотела сыграть сама Нина Павловна, но Гайдай выбрал Нонну Мордюкову, а супругу утвердил на роль жены Горбункова.

Рассказывать о фильмах Гайдая просто нет смысла — лучше в тысячный раз включить с любого места и уже не отрывать глаз. В общей сложности в кинотеатрах на лентах Гайдая побывало больше 600 миллионов зрителей. Сам режиссер тоже ходил в кино на свои фильмы, чтобы послушать зал.

"Он садился на последний ряд, смотрел. Приходил домой такой светлый, такой радостный и говорил: "Нинок, ты знаешь, 25 лет прошло, а на "Кавказской пленнице" до сих пор смеются в тех же местах", — вспоминает Нина Гребешкова.

До сегодняшнего дня у Леонида Иовича было два памятника: один – в городе Свободном в Амурской области, на его родине, второй — в Иркутске — скульптурная композиция — Трус, Балбес и Бывалый со своим режиссером. Теперь есть и мемориальная доска на доме в Москве, хотя, конечно, самый главный памятник Гайдая — его фильмы.

"Если человек что-то создал, что-то оставил, его и так помнят", — уверена Нина Гребешкова.

Многие не понимают, почему до этого дня такой таблички в Москве не было.