Туск призвал поляков не искать выгодной правды о смоленской трагедии

"После катастрофы под Смоленском у нас была задача √ сохранить стабильность в обществе и узнать всю правду о том, что произошло. Правительство действовало в интересах Польши", - эти слова Дональд Туск произнес в начале своего выступления в сейме
Туск, конечно, не упомянул об этом, но все и так знают √ осенью в Польше выборы в парламент. И трагедия с погибшим самолетом превращается в предмет спекуляций
"После катастрофы под Смоленском у нас была задача √ сохранить стабильность в обществе и узнать всю правду о том, что произошло. Правительство действовало в интересах Польши", - эти слова Дональд Туск произнес в начале своего выступления в сейме
Туск, конечно, не упомянул об этом, но все и так знают √ осенью в Польше выборы в парламент. И трагедия с погибшим самолетом превращается в предмет спекуляций

Авиакатастрофа под Смоленском по замыслу польской оппозиции должна была стать началом холодной войны между Россией и Польшей. Такое мнение высказал сегодня Дональд Туск, выступая перед сеймом. Он призвал своих оппонентов не политизировать расследование и не искать выгодной для себя правды. Как раз накануне польские эксперты представили свой отчет на основе записи переговоров диспетчеров. Но эта версия оказалась неполной. И чтобы доказать это, МАК выложил в сеть всю запись целиком.

"После катастрофы под Смоленском у нас была задача – сохранить стабильность в обществе и узнать всю правду о том, что произошло. Правительство действовало в интересах Польши", - эти слова Дональд Туск произнес в начале своего выступления в сейме. Но не все, добавил премьер Польши, были заинтересованы узнать правду о трагедии. И эти слова относились к представителям оппозиционных партий, в том числе, и Ярославу Качиньскому, которые слушали выступление премьера с явным раздражением, особенно слова о том, что выяснение правды о катастрофе не может быть поводом для политических авантюр и спекуляций.

- Перед польской комиссией стояла задача не разбираться в перипетиях взаимоотношений с Россией, а максимально обеспечить двустороннюю работу по расследованию причин катастрофы. И то задание, по большому счету, выполнено с успехом. Материалы, собранные польскими экспертами, которые с первых минут участвовали в расследовании, помогли польской комиссии составить рапорт. Быть может кому-то не выгодный, но он в полной мере отображает трагические события.

Сегодня, пожалуй, впервые Туск вслух сказал то, о чем говорила вся Польша уже давно, о чем писали местные журналисты. А именно – оппозиция откровенно использует трагедию под Смоленском в своих политических целях. Туск, конечно, не упомянул об этом, но все и так знают – осенью в Польше выборы в парламент. И трагедия с погибшим самолетом превращается в предмет спекуляций. Премьер раскритиковал политиков, которые используют антироссийскую риторику и политизируют расследование, а также тех, кто выдвигал версии о теракте в отношении президентского Ту-154.

Цель этих политиков – не узнать правду, а получить врага на международной арене. Такое поведение не помогало нам, а, наоборот, ослабляло нас, добавил Туск. Его слова оппозиция встретила выкриками из зала. Премьер ответил: те, кто сейчас кричат, будут потом слушать правду в молчании и скорби.  Инсинуаций на эту тему в последнее время очень много. Говорят, наша правда – это эталон, или что есть выгодная для нас правда. Не бывает выгодной правды! Правда – это только то, что документально подтверждено комиссией.

Впрочем, глава польского правительства, не впервые уже, заявил прямо: польская сторона считает доклад МАК неполным, и будет свои интересы в этом деле отстаивать и дальше. Он снова пояснил – не только в пилотах было дело.

Туск так и сказал: польская документация более полно раскрывает правду о смоленской катастрофе. Впрочем – тут стоит оговориться – документация у МАК и польской комиссии по сути с самого начала была одна. Авиационные специалисты не скрывали друг от друга ничего. И, например, данные о качестве летной подготовки пилотов 26-го польского спецполка в МАК предоставили без проблем. И в общем даже для польских экспертов очевидно, что за действия привели к крушению.

"Согласно обнародованной информации, на борту польского самолета принимались катастрофические решения. С результатами расследования этого высоко политизированного дела будет нелегко согласиться польским политикам", - считает секретарь Национального авиационного совета Польши Томаш Хыпки.

Версия о том, что российские диспетчеры на аэродроме Северный могли или даже были обязаны запретить посадку польскому борту 101, весьма популярна в Польше, и это основная точка зрения польских политиков. Но дело не только в том, что диспетчеры не имеют права запрещать посадку – это решение пилота, приземляться или нет, – а в том, что они посадку президентскому борту под Смоленском и не разрешали. Позволено было только снизиться до высоты 100 метров, и готовиться к уходу на второй круг.

После того как на сайте МАК были опубликованы все переговоры диспетчеров, стало окончательно ясно, что они вообще с самого начала были уверены, что польский Ту уйдет на запасной аэродром, и несколько раз предупредили пилота – погода очень плохая, садиться нельзя:

- Ещё раз диспетчерская. Этот к нам собирается, поляк. Ты подскажи, что у нас условий нет...
- Как с погодой?
- Условий для приема нет...
- Спасибо, попробуем подход. Если не будет погоды, уйдем на второй круг.
- У вас топлива хватит до запасного?
- Да, хватит.
- Я вас понял. Значит, делает контрольный заход – решение командира – до высоты 100 метров. Готовим Минск и Витебск.
- Слушай, он не зайдет: ухудшаются условия. Ты давай ему второй круг и всё, а там дальше пусть сам решает.

Польский президент Боронислав Коморовский сегодня заявил, что отчет МАК выглядит односторонним, но любые отчеты должны служить тому, чтобы предотвратить подобные катастрофы. В польских интересах, добавил Коморовский, получить как можно больше опыта из каждого доклада. Даже если это болезненно.

"Полякам нелегко принять нелегкую правду, - говорит советник президента Польши Роман Кузняр. - Конечно, мы пытаемся найти в этом отчете какие-то моменты, которые помогут нам возложить часть ответственности за случившееся на другую сторону. И контекст здесь неоднозначный, потому что, если бы катастрофа произошла в какой-нибудь другой стране…Кроме того, внутри Польши идет политическая борьба. Все это затрудняет положение, и нам трудно принять выводы".

Польская комиссия по расследованию катастрофы закончит работу через месяц. Содержание ее отчета можно предугадать. Скорее всего, комиссия согласится с большинством выводов МАК, но будет настаивать на том, что и на российской стороне лежит часть ответственности. Впрочем, даже с такими выводами согласятся видимо не все. По крайней мере, Ярослав Качиньский сразу после выступления премьера зал сейма демонстративно покинул и доклады министров слушать не стал.