Приемные родители отстаивают свою семью в суде

В Санкт-Петербурге тринадцатилетний ребенок и его приёмные родители бьются в суде за право быть семьей. Органы опеки пытаются забрать мальчика обратно в детский дом, без каких-либо видимых причин. Сам он этого не хочет, но мнение несовершеннолетнего для суда значения не имеет. Родителям просто заявили, что договор опеки потерял силу, и отказали в его продлении.

Очередное заседание суда, и снова нет решения. Приёмные родители Кирилла Салычева безрезультатно отсидели в суде, и им снова нечем порадовать сына. Мальчик в любой момент может оказаться в детском доме, вопреки своему желанию и желанию приёмных родителей.

"Я с ними живу уже семь лет, - поясняет Кирилл Салычев. - Они мне родные люди: можно сказать, лучше родителей!"

На своих автопортретах Кирилл до сих пор очень грустный. Мать пила. Мальчик сутками ничего не ел. Пятилетнего Кирилла едва не вытолкнули из окна девятиэтажки. Потом мать лишили родительских прав, год в детдоме. Только в 2004 году мальчик нашёл семью.

"Я его спросила: какое варенье любишь? Он задумался. Я подумала: "Значит, думающий". Он ответил: всякое", - вспоминает своё первое знакомство с сыном приёмная мать Кирилла Салычева Жанна Пак.

Эти семь лет они провели как настоящая семья. Вместе отмечали праздники и ездили на море. Так, относительно спокойно было до декабря прошлого года, когда в соответствии с федеральным законом приёмные родители Кирилла Салычева попытались продлить договор о приёмной семье с органами опеки. Однако выяснилось, никаких прав на ребёнка Жанна Пак и Виктор Шляховой не имеют. Якобы документ утратил силу ещё в 2008 году, когда федеральный закон был изменен. Родители теперь обязаны не продлевать договор, а заключать новый на новых условиях.

"У нас договор был и так продлён допсоглашением до декабря 2010 года. А так как договор уже истёк, почему мы должны его продлевать?" – заявила глава местной администрации муниципального образования ''Муниципальный округ Ульянка'' Леонид Шульга.

Впрочем, приёмные родители Кирилла отказываются подписывать новый договор, опираясь на 32-ю статью того самого закона. Согласно ей, договор действительно просто может быть продлен, ведь новый закон касается только тех, кто стал приёмными родителями после 2008 года. Эту статью Жанна и Виктор цитируют на каждом заседании суда.

- Почему вы считаете, что договор закончился, хотя есть 32-я статья, которая говорит, что договор действует?
- Потому что договор не может он быть продлен, потому что изменился федеральный закон.

Впрочем, родители Кирилла Салычева недоумевают, почему так важно заключить новый договор, а не продлить прошлый. Они предполагают, что всё дело в квартире в Выборгском районе Петербурга, доставшейся Кириллу по наследству от бабушки. Органы опеки уже не раз прописывали в квартире Кирилла мошенников, пытавшихся продать жильё. Эти попытки с трудом пресекались Жанной и Виктором. Именно поэтому они не желают подписывать новый договор.

"Опека сказала, новый договор подразумевает усиление контроля органов опеки, а наши права сводятся к нулю. Мы боимся, что жильё у нашего мальчика будет отнято, потому что попытки уже были", - пояснил приёмный отец Кирилла Салычева Виктор Шляховой.

Сегодня органы опеки отказались в суде от комментариев. Сам Кирилл просто хочет остаться дома. Эти кривые строчки, написанные им, - наивное заявление в органы опеки. 13-летний парень по-детски просит оставить его с мамой и папой: "Я прошу опеку оставить меня дома. Люблю плавать, рисовать, и очень люблю своих родителей".

Сегодня суд постановил разделить исковое заявление органов опеки и оспаривание приёмных родителей в два разных дела, которые будут рассматриваться друг за другом, но не одновременно. А значит, срок вынесения решения отодвигается. Кирилл всё это время всё же будет проживать с приёмными родителями. Здесь органы опеки вынуждены были пойти на уступки.