Саркози диктует моду мусульманкам Франции

Религиозным дресс-кодом займется парламентская комиссия из 32 человек
Религиозным дресс-кодом займется парламентская комиссия из 32 человек

Во Франции специальная парламентская комиссия приступила к обсуждению громкой инициативы президента Саркози. Он требует освободить живущих во Франции мусульманок от паранджи (верхняя одежда мусульманок в Средней Азии, представляющая собой халат с длинными ложными рукавами и с закрывавшей лицо волосяной сеткой), называя этот наряд "символом рабства и подобострастия". Правда, идея, которую Саркози преподносит как благо, может обернуться масштабными протестами, как это уже было пять лет назад, после запрета хиджабов (традиционный исламский женский головной платок). Заботу французского лидера не оценили прежде всего сами женщины, исповедующие ислам.

На узкой улочке в центре Парижа сплошные распродажи – магазины женской одежды сходу сбрасывают с цены 40%. Несмотря на то, что этому фасону сотни лет, он неизменно актуален, потому что продиктован не чьим-то вкусом, а Кораном. По крайней мере, так считают покупательницы.

Но мировая столица моды, готовая на любые стилистические эксперименты, собирается отказать французам, исповедующим ислам, в праве на собственную традицию в женской одежде. Парламентская комиссия из 32 человек решит, можно ли появляться на улице в таком виде. Идею подал сам президент Саркози: "Паранджа не является религиозным символом. Это признак порабощения и принижения женщины. Мы не приветствуем ношение паранджи во Франции".

В сознании европейца этот мрачноватый силуэт ассоциируется с порабощенной муллой и мужем женщиной Востока. Президент Франции бросился на штурм этой темницы, как будто перед ним была сама Бастилия. Но его энтузиазма не поняли в первую очередь сами мусульманки. "Если это выбор женщины, то нет ничего унизительного в том, что она не хочет показывать свое лицо. Ведь если она хочет показывать свои ноги – это же ее не унижает. Хотя еще относительно недавно мини-юбки носили только женщины легкого поведения", – рассуждает Аиша Люазо.

Каждый десятый француз исповедует ислам. Тех, кто считает, что радикально нужно не только верить, но и одеваться, совсем немного. Духовные лидеры большинства сами не одобряют никаба (женский головной убор, закрывающий лицо с узкой прорезью для глаз), но тут дело принципа. Тут "в чужой монастырь со своим уставом". "Мы говорим девушкам: надевайте современные костюмы, прикрывайте волосы, но не прячьте лицо. Но если государство примет этот закон, то создастся впечатление, что Франция преследует мусульман. Это не так, но враги Франции будут это эксплуатировать", – считает Лхаж Тами Брез, президент Союза исламских организаций Франции

В глазах значительной части собственных граждан Николя Саркози укрепился в репутации крестоносца, приобретенной им в бытность министром внутренних дел пять лет назад. Тогда исламскую общину Франции потряс запрет на ношение школьницами хиджабов. Никто не обратил внимания, что вместе с этими платками были запрещены христианские кресты и еврейские кипы – настолько громким было негодование мусульман.

Поэтому сегодня французские политики стараются быть максимально дипломатичными. "Мы собираемся устроить публичное обсуждение проблемы и привлечь к нему мусульман. В первую очередь тех, кто хотел бы, чтобы их вера не ассоциировалась с чем-то радикальным. Но в то же время надо уважать законы Франции и помнить о том, что в этой стране государство отделено от церкви", – говорит председатель парламентской комиссии Андре Герен.

Освобождение или дискриминация? Почему в демократической Франции нельзя до предела одеться, если возможно обратное? Парламентской комиссии все таки придется дать однозначный ответ на вопросы, которые, по-видимому, таких ответов не имеют.

У этой темы хватит заряда, чтобы еще раз перетряхнуть как минимум общественное мнение и, возможно, общественный порядок во Франции. Судьба бурки (покрывало, скрывающее все тело женщины, включая лицо, распространено в Афганистане) и никаба будет решена до конца года. Еще какое-то время понадобится, чтобы заключение комиссии стало законом. А предсказать, каким оно будет, не сложно. Ведь не будут же 32 серьезных человека тратить полгода на разговоры впустую.